Архив
Поиск
Press digest
5 августа 2021 г.
20 августа 2008 г.

Ярослав Трофимов | The Wall Street Journal

Россия укрепляет свой контроль

Достигнутое в Южной Осетии выглядит перманентным. НАТО призывает вывести войска

Самым долговременным результатом конфликта на Кавказе наверняка станет территориальная экспансия пророссийского крохотного государства Южная Осетия, а может быть, и России как таковой.

Город Ахалгори в Южной Осетии населен преимущественно этническими грузинами и когда-то прочно оставался под властью грузинского правительства. Во вторник над полицейским участком - приземистым блочным зданием из бетона и двором, где припаркованы три бронетранспортера российского производства - больше не развевался флаг Грузии. Вместо него на ветру хлопало бело-красно-желтое полотнище флага Южной Осетии.

Хотя Россия пообещала вывести войска из районов Грузии, которые оккупировала в последние дни, вывод войск - если он вообще произойдет - почти наверняка не будет распространяться на города типа Ахалгори и окрестные села, находящиеся всего в часе езды от столицы Грузии, Тбилиси.

Министры государств-членов Североатлантического альянса во вторник, на совещании в Брюсселе, мучительно пытались расширить свои надлежащие полномочия. Они призвали Россию немедленно вывести ее войска из Грузии, но не упомянули, что предпримут в наказание за неподчинение.

В то самое время как дипломаты, в том числе госсекретарь США Кондолиза Райс, заседали, российские войска укрепляли свой контроль над стратегическими точками Грузии. В торговом порту Поти они взяли в плен грузин, захватили американские военные вездеходы Humvee и взорвали грузинский военный корабль.

В своей статье, опубликованной в Wall Street Journal, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что его страна "и в дальнейшем будет стараться лишить нынешний грузинский режим потенциала и ресурсов, с помощью которых он может вновь кому-то навредить". Лавров призвал наложить эмбарго на поставки оружия "тбилисскому режиму".

Между тем как Лавров утверждает, что российские военные действовали "эффективно и профессионально", очевидцы говорят, что захват районов Южной Осетии, удерживаемых грузинской стороной, в первые дни войны сопровождался широкомасштабными грабежами и убийством грузин - мирных жителей.

Во вторник в селе Курта, населенном этническими грузинами, - оно расположено к северу от Цхинвали, столицы Южной Осетии, - осетинский ополченец, управляя желтым экскаватором, сносил заборы и крушил деревья и виноградники в садах покинутых грузинами домов. Небольшая кучка мужчин подбадривала его. Соседние дома, уже ограбленные и сожженные, снова пылали.

В Ахалгори российская бронетехника и южноосетинские нерегулярные формирования пришли в воскресенье. Они обезоружили и арестовали 10 грузинских полицейских, которых обнаружили в городе. "Теперь власть наша", - сказал командир южноосетинского батальона, капитан Анатолий, управляющий Ахалгори (назвать свою фамилию он отказался).

По его словам, в ближайшие дни министерства Южной Осетии откроют в городе свои ведомства. Среди оказываемых ими услуг, добавил он, будет и работа по выдаче российских паспортов, которые уже есть у большинства жителей Южной Осетии.

В советские времена Ахалгори относился к административному образованию, которое тогда называлось Юго-Осетинской автономной областью. После распада СССР областное руководство в начале 1990-х провозгласило, что территория выходит из состава Грузии. Последовали боевые действия. В итоге самопровозглашенная республика Южная Осетия установила контроль над главным городом края, Цхинвали, и примерно двумя третями территории в сельской местности. Власть правительства Южной Осетии все это время никогда не простиралась на Ахалгори, отделенный горным хребтом от остальной части области.

Традиционные устремления

Вмешательство российских войск в конфликт между Грузией и Южной Осетией, вспыхнувший 7 августа, теперь позволило правительству Южной Осетии во главе с бывшим борцом Эдуардом Кокойты осуществить его традиционные устремления - занять область целиком, в ее границах советского времени. "Мы занимаемся здесь восстановлением конституционного строя", - сказал капитан Анатолий.

"До 1990-х годов эти места входили в Юго-Осетинскую автономию, - добавил южноосетинский ополченец, одетый в российскую камуфляжную форму, с белой повязкой на рукаве, - дежурный на блокпосте у въезда в Ахалгори. - Грузины отняли их у нас. Теперь мы их вернули". Свое имя он назвать отказался, а на просьбу назвать часть, в которой служит, сострил: "Миротворческие силы".

В самом городе Ахалгори размещены только южноосетинские ополченцы; регулярные российские войска разбили два лагеря за городской чертой. У обочин шоссе в окопах стоят их бронетранспортеры. Турели обращены в сторону Тбилиси. Россия, в последние годы предоставившая российское гражданство большинству жителей Южной Осетии и Абхазии (еще одной области, которая откололась от Грузии), оказывает этим территориям крупномасштабную экономическую и военную помощь. В то же самое время Россия доныне отказывается признавать независимость этих двух самопровозглашенных республик.

Возможно, это вскоре изменится: на 26 августа намечено заседание российского парламента для рассмотрения просьб Южной Осетии и Абхазии о признании. Президент России Дмитрий Медведев, на прошлой неделе открыто принявший у себя лидеров Южной Осетии и Абхазии, после встречи поклялся: Россия поддержит "любое решение" по вопросу статуса этих областей, "которое примут народы Южной Осетии и Абхазии".

Официальные лица Южной Осетии говорят, что после того, как Россия признает их независимость от Грузии, они будут стремиться к присоединению к России как таковой - воссоединению со своими соотечественниками-осетинами, живущими в сопредельной республике Северная Осетия, которая входит в состав России. "Мы уже российские граждане. Те 5%, которые ими не были, сбежали. Они сделали свой выбор", - сказал во вторник вице-премьер Южной Осетии Таймураз Чочиев, стоя на ступенях изрешеченного осколками президентского дворца в Цхинвали.

"Я бы посоветовал (грузинам-беженцам) не возвращаться, - сказал Чочиев. - Мы не хотим жить бок о бок с грузинами, как и они - с нами".

В отличие от кровавых событий в окрестностях Цхинвали, захват власти осетинами в районе Ахалгори прошел мирно. По словам местных жителей, не было грабежей или поджогов домов мирного населения. Некоторые магазины работают, электроснабжение не нарушено, и мирные жители грузинской национальности спокойно ходят по городу.

"Некоторые жители напуганы. Мы им говорим, что бояться нечего, - сказал капитан Анатолий, помахав водителю бронетранспортера, который мчался, взметая пыль на своем пути, чтобы ехал помедленнее. - Они требуют, чтобы мы гарантировали их безопасность, и мы это делаем".

Осетинские бойцы на блокпосте на шоссе, ведущем в Тбилиси, беспрепятственно - по крайней мере, пока рядом стоял журналист - пропустили в обоих направлениях грузинский автобус и несколько легковых автомобилей. Они дружелюбно поболтали с одним водителем-грузином, вспоминая старые времена, когда грузины и осетины мирно жили бок о бок и часто заключали межнациональные браки.

Сдержанный оптимизм

После обеда во вторник кучка грузинских мужчин стояла и курила на главной площади Ахалгори, где видное место занимает громадный памятник грузинским героям войны XVII века, а заодно настороженно наблюдала за новыми хозяевами города. Местный житель, 37-летний Бакури Амиранашвили, сказал, что семью отправил в Тбилиси, но сам пока остается в Ахалгори. "Пока они нам ничего дурного не сделали, - сказал он об осетинских ополченцах. - Но если власть их правительства устоится здесь прочно, нам придется уехать. Они наверняка закроют грузинскую школу и заставят наших детей учиться на русском языке. В этом случае нам будет невозможно здесь оставаться".

Жительница Ахалгори, грузинка-учительница, которая назвалась Катино, тоже выразила сдержанный оптимизм. Она сказала, что посоветовала своим соседям, которые бежали в Тбилиси и в понедельник позвонили ей, вернуться домой. "Надеюсь, здесь все останется так, как было всегда - мирно, без раздоров", - сказала она.

Городская аптека возобновила работу. 44-летняя фармацевт Лиана Авлохова размышляла над своей личной дилеммой. По национальности она осетинка, а ее муж - грузин, и ее двое сыновей-подростков - на данный момент застрявшие на черноморском курорте - считают себя грузинами.

"Конечно, мне лично при русских будет лучше, но как же мои дети? - размышляла она вслух между тем, как в аптеку зашел ополченец, чтобы купить лекарства. - Что они будут тут делать? Нам нет места ни в России, ни в Грузии". Когда ополченец ушел, она шумно вздохнула. "Здесь шатается столько солдат, и нам так страшно. Мы не можем так дальше жить".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru