Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 августа 2012 г.

Юлия Иоффе | The New Republic

Как три девушки-панка заставили Путина дрогнуть

"Когда приговор к двум годам заключения был оглашен, девушки рассмеялись. Когда их задержали и предъявили им обвинения в марте, все указывало на семь лет лишения свободы. Путин извинился перед православными верующими, а патриарх и Церковь дали понять, что они не имеют отношения к этому делу, хотя было совершенно очевидно, что они его имели", - пишет The New Republic.

"Хватка Кремля скоро ослабла. Сначала эта история стала головной болью политического пиара внутри страны. Затем, начиная с июля, западные музыканты начали один за другим навязчиво высказываться по этому делу: Red Hot Chili Peppers, Стинг, Franz Ferdinand, Бьорк, Пол Маккартни. Мадонна приехала в Москву с концертом и закончила его настоящей одой девушкам", - отмечает издание. В отличие от сильно политизированного дела нефтяного магната Михаила Ходорковского, человека с темным прошлым, обладавшего акциями, которых жаждал Путин, дело Pussy Riot стало легко усвоившимся образом добра и зла, рассуждает автор статьи Юлия Иоффе.

Как часто случается с российским правительством, сам Путин драматизировал пафос дела, отмечает автор. "Он очень заботится о своем имидже на Западе. В конце концов, именно там его друзья и подданные хранят свои сбережения. Для него также важно быть лидером мировой супердержавы, которой, как он считает, Россия до сих пор является", - пишет Юлия Иоффе.

"Путин не может быть Асадом или Каддафи, для него очень важно быть за границей тем, что русские называют "рукопожатный"... Путин знает, что ему важно культивировать собственный имидж "центриста", - утверждает автор.

Так что, когда дело достигло апогея, Путин, выступая в Лондоне, заявил, что девушек "не следует наказывать слишком сурово", пишет издание. "Суд моментально уловил импульс, и вскоре прокурор просил уже не о семи, а о трех годах лишения свободы... Слухи об условном приговоре скоро начали циркулировать по Москве", - отмечает издание.

По мнению автора публикации, "в этой эйфории была доля правды, но недостаточная. "Твиттер" помог российским либералам загнать режим в угол в беспрецедентном отношении". Но система не может дать задний ход и осуществить новую трансмиссию в одном деле, рассуждает Юлия Иоффе. Как только суд начался, было понятно, что правительство не собирается отпускать Pussy Riot, полагает автор.

"Так и завершение суда над Pussy Riot послужило той же цели, что и перформанс, который его спровоцировал: продемонстрировать глубокие противоречия, терзающие российскую политическую жизнь. С точки зрения правительства, приговор к двум годам лишения свободы был милосердным, а с точки зрения нарождающейся, хотя и дезорганизованной и неуклюжей, но все более сознательной и прогрессивной оппозиции среднего класса, он выходит за все возможные рамки. Изначальной целью суда было запугать российских либералов, но результат оказался противоположным: те, кто следил за ходом суда - журналисты, европарламентарии, активисты, пользователи социальных сетей - разозлились, а не испугались при мысли о том, что три молодые женщины проведут два года за решеткой за то, что они спели глупую песню", - размышляет автор публикации.

"Когда муж Толоконниковой и вдохновитель Pussy Riot Петр Верзилов появился из здания суда после оглашения приговора, его окружили журналисты, просившие его прокомментировать произошедшее", - пишет издание.

"Мою дочь, жену и всех прочих спасет революция. Только революция. И мы будем ее делать", - приводит издание слова Верзилова.

Источник: The New Republic


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru