Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
20 декабря 2006 г.

Хью Вильямсон и Нил Бакли | Financial Times

Напряженные отношения с Москвой вредят берлинской Ostpolitik

Полоний, обнаруженный в Гамбурге, не помог улучшить мнение Германии о России. Но министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который сегодня приезжает на два дня в Москву на переговоры с президентом Владимиром Путиным и другими кремлевскими чиновниками, выступает за контакты с Россией.

"В Германии имидж России в целом и президента Путина в частности резко ухудшился" в последние месяцы, говорит Ханнес Адомайт, эксперт по России в берлинском внешнеполитическом аналитическом центре SWP. Череда убийств известных людей в России, заметное наступление на демократию и беспокойства из-за энергетических поставок тоже имеют сильный негативный эффект в Германии, говорит он.

Германская нить в темном деле об отравлении радиоактивным полонием в Лондоне бывшего агента КГБ Александра Литвиненко создала напряженность в отношениях между Москвой и Берлином.

Однако Штайнмайер убежден, что, несмотря на такие проблемы, стабильные отношения с Москвой жизненно важны, если Германия хочет выполнить свои международные обязанности в будущем году.

"Россия является и останется ключевым стратегическим партнером", - заявил он перед поездкой, во время которой он представит приоритеты председательства Германии в Европейском союзе и "большой восьмерки" промышленно развитых стран, начиная с 1 января.

Российские аналитики отмечают, что Штайнмайер - желанный гость в Москве, где считают, что он поддерживает преемственность тесных германо-российских связей, установленных бывшим канцлером Герхардом Шредером.

Служебный документ МИДа, просочившийся в прессу в сентябре, показал, что Штайнмайер выступает за новую, пророссийскую Ostpolitik в ЕС, которая привлекла бы Москву тем, что принимает ее экономические и стратегические интересы.

Еще раньше, на посту председателя ЕС Германия хочет начать переговоры о новом Соглашении о стратегическом партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, но их тормозит двусторонний конфликт между Россией и Польшей.

Берлин также надеется, что Москва примет принцип Европейской энергетической хартии, задуманной для распространения международного права на сферу торговли энергией, в рамках попыток ослабить опасения ЕС по поводу безопасности российских энергетических поставок в Европу.

Однако Москва отвергает положения хартии, которые заставили бы ее разрушить монопольный контроль энергетического гиганта "Газпром" над газопроводами в России и все большей части бывшего СССР. "Мы не думаем, что нам надо ратифицировать Энергетическую хартию, чтобы нас считали надежными", - говорит экономический советник Путина Игорь Шувалов.

Берлин также хочет от Москвы большей гибкости в ее позиции по таким международным вопросам, как иранская ядерная программа и будущий статус Косово.

Дипломаты в Берлине ожидают, что будут вынуждены напряженно заниматься Косово в будущем году, и боятся, что традиционная поддержка Москвой Сербии, которая выступает против независимости Косово, усложнит дело.

Однако аналитики подчеркивают, что Германии сначала придется разобраться в двусторонних отношениях с Москвой, прежде чем она может ожидать прорыва в роли посредника в ЕС и G8.

В отличие от Штайнмайера, политического протеже Шредера, канцлер Ангела Меркель выступает за более отчужденные отношения с Путиным.

Она делает акцент на стратегическом партнерстве Германии с Россией, но критикует ситуацию с правами человека и судебной системой в этой стране, отказывается утвердить Ostpolitik, предложенную Штайнмайером, и прохладно относится к предложению Путина превратить Германию в "узловой пункт" российского энергетического экспорта в Европу.

"Меркель не хочет продолжать особые отношения Шредера с Путиным, и это раздражает Москву", - говорит Александр Рар, живущий в Берлине специалист по России, которого считают близким к Кремлю.

Более жесткую политику Меркель в чем-то смягчает то, что немецкий бизнес остается ориентированным на Россию.

Некоторые аналитики в Москве частично связывают это с решением России сменить приоритет огромного газового месторождения "Штокман", которое будут осваивать в Баренцевом море, с поставок в Северную Америку на поставки в Европу - по трубопроводу, который "Газпром" ведет по дну Балтийского моря в Германию.

Адомайт подчеркивает, что на этой неделе Штайнмайер мало что может сделать, кроме лоббирования Москвы по поводу ее позиции во время председательства Германии, "при этом понимая, что с учетом последних событий в России политика укрепления отношений с Россией с треском провалилась".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru