Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
20 февраля 2004 г.

Дидье Франсуа | Libération

Новые багдадские бароны

Приятная атмосфера, приглушенный свет... Тунисский ресторан "Кокетка" вполне заслуживает свое название. Это скромное, но шикарное заведение посещают обеспеченные клиенты, готовые тратить деньги без счета. Иракская буржуазия облюбовала "Кокетку" не только из-за кулинарного искусства его поваров. В баре нет недостатка в алкоголе: ливанский арак, и французские вина, и виски "Карт нуар" - все эти напитки в весьма неумеренных количествах потребляют местные нувориши, которых нередко сопровождают элегантные юные девушки. Все ведут себя корректно. Неуместные взгляды или жесты непозволительны.

В освобожденном от саддамовской тирании Ираке мест, где можно развлечься или выпить стаканчик-другой, очень мало, и многие богачи не осмеливаются открыто тратить деньги, нажитые в разгар кризиса. "Кокетка" дает им возможность хотя бы на вечер отдохнуть от царящего в стране нового пуританизма.

Денег в Багдаде сегодня много. Конечно, после трех войн, пережитых за последние 20 лет, и 12 лет международного эмбарго целые слои населения оказались в нищете. Чиновники, учителя, больничные врачи, инженеры государственных предприятий пускаются во все тяжкие, чтобы заполнить потребительскую корзину, стоимость которой превысила все рекорды.

После падения старого режима и прихода американских войск цены на услуги взлетели до небес. За газовый баллон, который теоретически стоит 250 динаров, на черном рынке иногда приходится выложить 9 тысяч. Свежие овощи стали для обычного иракца просто недоступны. Люди экономят на всем, чтобы купить хлеб, без которого не обходится ни одно блюдо.

Но, хотя безработица, которой раньше в Ираке вообще не знали, охватывает сегодня 70% семей, в центре Багдада открываются десятки магазинов электронной аппаратуры и бытовой техники. Прямо на шоссе стоят штабеля параболических антенн, из-за чего на центральных улицах возникают огромные пробки: в потоке старых машин выделяются импортированные из Дубая шикарные автомобили, которые громко сигналят, прокладывая себе дорогу.

"Награбленные деньги", - шепотом говорят иракцы. Каждый кое-что да урвал для себя в дни хаоса, вызванного падением старого режима, но никто не хочет признаться, что и он принял участие в этом грабеже.

48-летний Заид, в прошлом уличный торговец, продает из-под полы "запрещенные компакт-диски с проповедями шиитских имамов". Порнофильмов у него нет, уверяет он своих старых друзей, которые над ним подшучивают. Сегодня Заид - "бизнесмен", счастливый собственник лавки по продаже и ремонту видеоаппаратуры. У него есть новенькая машина, квартира в богатом квартале Каррада и кожаная куртка.

На вопрос о том, как ему удалось так быстро разбогатеть, бывший разносчик отвечает не сразу. "Людям с улицы Эль-Киффаа (бедного столичного пригорода, где Заид жил до войны) не на что было даже купить сигарет. И когда в Багдад вошли американцы, они пошли в банки со своими родственниками или друзьями. Нашли где-то мины или противотанковые гранаты и с их помощью взломали бронированные сейфы. Взрывы проделывали в стенах лишь небольшие отверстия. Чтобы достать оттуда доллары, приходилось отправлять за ними детей".

Эти капиталы, иногда огромные, не подпитывают иракскую экономику. "Люди пытаются обеспечить себя. На будущее, - подчеркивает Заид. - Они потихоньку скупают собственность, внешне продолжая жить как прежде. Каждый вкладывает деньги в то, что он знает. Механики приобретают гаражи, кожевники берут в собственность дубильные цеха, все скупают электронику, телевизоры, микроволновые печи, холодильники".

Заид уверен, что с падением Саддама его жизнь перевернулась: "Сегодня я могу покупать и продавать, что хочу, и никто от меня ничего не требует. Полиция интересуется только бандитами, которые устраивают теракты, а американцы любят бизнес".

Торговые династии. Заид приводит в пример обладателей огромных состояний, которые успешно пережили войну и с которыми коалиция пытается завести дружбу. "Никто их не спрашивает, откуда у них всех эти деньги", - говорит он. Целые династии шиитских коммерсантов - Куба, Абу Темен, аль-Хасани и др. - всегда демонстрировали прагматизм. Компромиссы порой граничили с компрометацией, но эти люди процветали при всех суннитских режимах.

Так, например, семейство Мервали, по происхождению курдское и шиитское (что в глазах Саддама было "двойным грехом"), щедро финансировало иракские службы безопасности, чтобы избежать репрессий, обрушившихся на курдско-шиитскую общину файили в 1991 году. А семейство Камуна из Неджефа, ныне отлично ладящее с новыми властями, имело доступ на самую верхушку правящего режима: один из отпрысков этого семейства был в прекрасных отношениях с Удеем, сыном Саддама Хусейна.

Однако за милости президентского окружения приходилось платить. "Скидки при покупке, акции предприятий, дорогие подарки, бижутерия, машины, земельные участки, недвижимость, пожертвования в пользу армии и полиции, которыми, естественно, руководили родственники Саддама Хусейна... Никто не мог преуспеть в делах, не уплатив своего обола клану ат-Тикрити" - перечисляет человек, хорошо знакомый с этой системой. Такого рода "бизнес" существует и в других уголках мира. "Но в Ираке режим не шутил с деньгами. Лучше было заплатить не споря. Некоторые коммерсанты поплатились жизнью за то, что слишком долго торговались".

Рискованные инвестиции. Одной из главных задач, которые поставила перед собой коалиция, является либерализация иракской экономики. Ради быстрого достижения этой цели американский гражданский администратор Пол Бремер не особенно интересуется личностями новых "бизнесменов". Ибо время поджимает.

Чтобы очистить Ирак от баасистского прошлого, оккупанты разрушили старый государственный аппарат. Основные инфраструктуры (электричество, транспорт, энергетика) работают еле-еле. И иностранные инвесторы не торопятся вкладывать деньги в разграбленные заводы без машин и складских помещений, единственными активами которых являются обветшалые здания.

"Приватизация носила совершенно идеологический характер и проводилась очень хаотично, - сетует европейский дипломат. - Американские фирмы не готовы покупать иракские компании в отсутствие соответствующих юридических и налоговых условий".

Ни одна акция купли-продажи сегодня не является гарантированной. Вот и приходится теперь Полу Бремеру иметь дело только с авантюристами, готовыми идти на риск - нуворишами, торговыми династиями и политиками, связанными с пятнадцатью партиями, представители которых входят в состав переходного правительства.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru