Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 февраля 2008 г.

Для одних он циничный диктатор, для других - национальная народная икона. Фидель Кастро и на закате своей политической карьеры не будет менее противоречивой фигурой, чем на протяжении полувека пребывания у власти. Не покидая окончательно политической сцены (ибо остается секретарем компартии, а это основной пост во всех странах "реального социализма"), кубинский Líder Máximo позиционирует себя как отца-гаранта переходного периода, вынужденно начавшегося из-за ухудшения его здоровья. Сначала власть перейдет к брату Фиделя Раулю, который уже его замещает с августа 2006, а затем, в будущем, к молодым, но все так же преданным революционной матрице руководителям.

Будет ли эта программа успешной, покажет будущее. Сегодня можно лишь отметить, что за всю историю правящих компартий любая попытка реформаторских изменений приводила к краху режима. Но исключения все же имеются, и с каждым днем они становятся все ярче: это коммунистическо-капиталистический Китай и идущий по его стопам Вьетнам. Вероятно, именно два этих примера засели в головах у Фиделя и Рауля, однако геополитической уникальности кубинского опыта может оказаться недостаточно для того, чтобы Куба последовала примеру Китая и Вьетнама.

Диктатура Фиделя Кастро была классической, и до сих пор обсуждаются ее истоки (американское эмбарго подтолкнуло барбудос в объятия Москвы?). Диктатура была не очень кровавой, но типичной: одна-единственная партия, выборы единым списком, жесткий контроль над СМИ, ограничения на передвижения граждан, раздутый полицейский аппарат. Оригинальность, как ни странно, заключалась в широкой поддержке со стороны народа - в большей степени на базе национализма, чем марксистских убеждений. Обладая харизмой, которую он продемонстрировал еще во времена борьбы против Батисты, и выступая в роли маленького кубинского Давида, который борется с высокомерным американским Голиафом, Фидель отождествлялся на Кубе с народным мифом, не менее важным, чем миф интернационалиста Че. Завоевания, достигнутые в сфере здравоохранения и образования, принесли Команданте еще большую поддержку, опираясь на которую он без всяких потерь сумел пережить перипетии, связанные с Заливом Свиней, ракетным кризисом, катастрофическими последствиями крушения Советского Союза и американского эмбарго, которое режим всегда и широко использовал для поддержания националистических настроений.

Но в определенный момент, вероятно лет десять назад, чары гордого "кастризма", способного сопротивляться всему на свете, были развеяны. Фиделю уже не хватало постоянной мобилизации масс, участились аресты диссидентов, да и знаменитые системы здравоохранения и образования стали уже не такими эффективными, становилось все менее ощутимым теоретическое превосходство коммунистической диктатуры с ее опорой на утопию социальной справедливости над фашистскими.

Выразителями уже неудержимого желания перевернуть страницу стали те же кубинцы, которые в предшествующие десятилетия поклонялись Фиделю и Революции. Произошла смена поколений, о чем свидетельствует, в частности, вырывающееся наружу недовольство студентов, переставшее быть тайной.

Кроме того, национализму больше не удавалось превалировать над потребностями граждан и над их жаждой свободы, потому что становились невыносимыми барьеры для желающих покинуть родину и существование туристических зон, запретных для кубинцев, потому что в стране, в которую тайно поставлялась современная радио- и телевизионная техника, официальная информация и культ личности все чаще становились объектом не уважения, а насмешек.

И вот теперь, когда Фидель Кастро решил отказаться, по крайней мере, от части своих постов, он сохранил свое историческое величие. Он является героем народной борьбы, он не склонил голову перед Америкой, которая находится на расстоянии пушечного выстрела, он каким-то образом сумел переварить крах СССР, он построил систему новых отношений, и не только с венесуэльским благодетелем Уго Чавесом, и по причине болезни способствует смене правящей верхушки, чего не допускалось 49 лет.

Но истинное наследие Фиделя, то, что касается кубинцев, можно назвать катастрофическим. Легкомысленная денежная политика, распределение продуктов питания, которых никогда не хватало всем, средняя зарплата в 18 долларов вынуждали население "выкручиваться", чтобы выживать. Из-за этой нужды возникла всеобщая и повальная коррупция, дикий индивидуальный капитализм (и это самый жестокий парадокс), не имеющий этических границ, убежденность в том, что только в нелегальной сфере можно найти спасение. Когда-то в Советском Союзе весельчаки из КПСС говорили: "Ты делаешь вид, что работаешь, а я делаю вид, что плачу тебе". На Кубе, даже на Кубе завтрашнего дня не многие захотят делать вид, что работают.

Слишком поздно, чтобы следовать китайской модели, так что же, Рауль или кто-то другой обречены закончить как Горбачев? Этот вопрос Фидель оставляет без ответа, в то время как Церковь и Европа настаивают на "демократическом реформизме", а кубинцы связывают свои надежды с будущим президентом США. История, любит повторять Líder Máximo, меня оправдает. Сейчас ясно одно: о конце игры говорить еще рано.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru