Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 февраля 2008 г.

Лилия Шевцова | The Telegraph

Россиянам следует готовиться к неожиданностям

Кто именно станет следующим президентом США, неизвестно пока никому на свете. Но правила, которым этот президент будет следовать, не вызывают сомнений. В России ситуация прямо противоположная: кто будет следующим президентом, известно всем, но о правилах игры остается лишь догадываться.

На прошлой неделе уходящий в отставку президент Владимир Путин дал пятичасовую пресс-конференцию, на которой изложил свою стратегию развития страны до 2020 года. Как выразился Путин, дополнить ее поручено его преемнику Дмитрию Медведеву.

Путин в качестве премьер-министра останется архитектором внешнеполитического курса и политики в области безопасности; Медведеву предстоит сосредоточиться на вопросах экономики и социальной сфере. В танго Путина с Медведевым премьер Путин будет ведущим партнером. На долю президента Медведева выпадает несколько унизительная роль.

Развитием России управляет закон нечаянных последствий. Подрывая влияние Медведева, Путин одновременно подрывает институт президентской власти. По-видимому, сейчас Путин энергично демонтирует главную часть своего наследия - гиперполномочия президента. Российская элита озадачена - она никак не может понять, как повлияет новая "диархия" на процесс принятия решений в России.

Даже если Медведев останется верным подчиненным Путина, его команда определенно будет рассчитывать на то могущество, которым Кремль наделен в соответствии с конституцией и традициями. Итак, начнется яростное перетягивание каната между двумя твердынями исполнительной власти, что, возможно, повлечет за собой ее парализацию.

Это уже само по себе загадочно. Вдобавок Путин в своем финальном обращении к нации проделал нечто беспрецедентное - признал, что не сумел создать успешную экономику, а продолжение курса, который он избрал, может "повлечь за собой отставание" России "от ведущих экономик мира, вытеснение нашей страны из числа мировых лидеров".

Это откровение Путина стало шоком для тех россиян, которые уверяли, что он привел страну к успехам. К чему это странно-мазохистское признание своей неудачи в момент финального поклона? Ответ прост. Путин понимает, насколько хрупка по своему характеру стабильность в России, и осознает грядущие проблемы; потому-то он и репетирует свои оправдания на тот случай, если дела пойдут не так.

Он идет на определенный риск. Действительно ли Россия захочет довериться Путину в его новой роли после его признания в том, что с предыдущей он не справился? Очевидно, причина неудач Путина кроется в его собственной системе. Может быть, он зайдет в своей публичной исповеди еще дальше, признав, что был неправ, когда подавлял независимые СМИ и оппозицию, когда попирал свободы? Маловероятно.

Медведев тем временем тихо-мирно следует своему сценарию, стараясь воздержаться от малейших проявлений амбициозности. По-видимому, иначе ему не уцелеть. Маловероятно, что он хотя бы попытается выйти за пределы роли марионетки, которую Путин для него столь тщательно разработал.

Хотя по манерам и мимике Медведев кажется мягче Путина, это еще не делает его либералом. Стоит также отметить, что в то время как Путин отстаивает свое понимание демократии, Медведев говорит о "свободе во всех ее проявлениях". По-видимому, на роль он согласился, но трудно определить, наслаждается ли он ею. Вспомните также, что Путин накануне своего второго президентского срока провозгласил свободу своим приоритетом лишь для того, чтобы позднее ее подавить.

В последнее время российское либеральное гетто принялось требовать больше свободы, и в обществе, которое, как считалось, предпочитает сложившийся порядок вещей, наблюдается недовольство.

Стало больше недовольных "продолжением политики Путина"; 44% ожидают, что при новом президенте их жизнь "улучшится" по сравнению с путинским периодом, а 37% ожидают продолжения "социально-ориентированных" реформ. Технократы в правительственных структурах во главе с Анатолием Чубайсом даже рискнули публично осудить внешнюю политику Путина.

Следует ли из всего этого, что Россия созрела для политических перемен и Медведев, как полагают некоторые оптимисты, может стать инициатором таковых? История напоминает нам, что и в старой, и в новой Европе самые успешные реформы начинались по инициативе представителей старых режимов: это демонстрируют преобразования в Испании в постфранкистский период и "оранжевая революция" на Украине.

Однако для успеха подобных преобразований необходимы три предпосылки: давление снизу, появление либеральной альтернативы и осознание старой элитой того факта, что старый порядок сохранить невозможно.

В России эти предпосылки отсутствуют. Правда, раздробление исполнительной власти между Путиным и его преемником, а также либеральная риторика Медведева могут создать крохотный люфт благоприятных возможностей. Но многие россияне считают, что надеяться на это наивно.

Если же Медведев внезапно решит, что он не желает играть роль "президента по техническим вопросам", которую препоручил ему Путин, то полноправным президентом он может сделаться только на основе активного стремления к либерализму. Рискнет ли он вырваться из душных объятий своего наставника? Возможно, сам Медведев еще этого не знает. По иронии судьбы, Путин сам роет могилу российской тенденции персонифицировать власть.

В недрах России что-то зашевелилось. Нужно готовиться ко всем возможным событиям.

Лилия Шевцова - старший научный сотрудник Московского центра Карнеги

Также по теме:

Шоумен Путин застолбил территорию (Обзор прессы)

"Могучий мышонок" Медведев (Newsweek)

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru