Архив
Поиск
Press digest
5 августа 2021 г.
20 января 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

"Третий путь" Путина

С самого начала атаки Кремля на крупнейшую в России частную компанию ЮКОС и ее главных акционеров не ослабевает поток комментариев, посвященных тому, как Кремль уважает (или не уважает) право собственности в России. После задержания и взятия под стражу одного из самых богатых людей страны некоторые наблюдатели даже ставят под вопрос приверженность президента Владимира Путина рыночной экономике.

Однако, если посмотреть на то, что Кремль совершил в политической сфере за прошедшие четыре года, станет ясно, что жесткий порядок, какого он требует в политике, теперь применяется и к экономике. Путинская Россия быстро становится не диктатурой и не демократией, не командной экономикой и не свободным рынком. Путинский Кремль изобретает "третий путь".

"Третий путь" - это государственность без полного разрушения институтов демократии и рыночной экономики. Ни демократия, ни свободный рынок в стандартной форме не гарантируют достижения амбициозной экономической цели Кремля. Осуществление стратегии "командных высот" как в политике, так и в экономике усиливает уверенность Кремля в том, что "третий путь" России будет успешным.

"Третий путь" в политике уже понятен. В начале своего президентского срока Путин уничтожил и выгнал из страны двух могущественных олигархов, Бориса Березовского и Владимира Гусинского, бросавших вызов власти Кремля. Мэр Москвы Юрий Лужков был противником Путина, когда тот занимал пост премьер-министра. После избрания Путина Лужков понял выгоды партнерства с Кремлем. Вопрос о том, были ли у бывшего генерального директора ЮКОСа Михаила Ходорковского политические амбиции до ареста, остается открытым.

В период декабрьских выборов в парламент на коммунистическую партию были обрушены все "административные ресурсы", доступные Кремлю для обеспечения того, чтобы следующая Дума была полностью зависимой от президентской администрации. В то же время Кремль не только поддерживал свою марионеточную партию "Единая Россия", но и создал партнерство с лево-националистической "Родиной". Изгнание двух олигархов и разгром коммунистов в чем-то важном очень сходны: независимые базы власти для Кремля неприемлемы, в отличие от работы с уступчивыми партнерами.

Если кремлевскую тактику захвата политического пространства России применить к экономике, станет ясно, что сутью саги ЮКОСа является не право собственности. Как и в политике, Кремль требует от экономики сильных государственнических наклонностей. Компании и богатые люди, не подчиняющиеся этому требованию, рассматриваются Кремлем как противники. Компании и богатые люди, принимающие экономические решения в обход замыслов Кремля или игнорируя эти замыслы, могут ждать неприятностей с властями.

Это не означает, что Путин против рыночной экономики. Для Путина рыночная экономика - это полезный инструмент достижения цели, заключающейся в создании сильной экономики, но он не доверяет свободе рынка и силе, которую рынок дает людям.

Пока не ясно, что произойдет с арестованными акциями ЮКОСа, остается открытым вопрос, меняет ли Кремль форму собственности на имущество в России. Хотя и очевидно, что у частной собственности, поддерживающей экономические цели Кремля, нет оснований опасаться государственного вмешательства.

Путинский "третий путь" в экономике разрушает то, что многие называют "олигархическим капитализмом". Однако это не означает, что баснословно богатых людей лишат их богатств и имущества. Примером олигарха, который, вероятно, останется, является глава крупной нефтяной компании "Сургутнефтегаз" Владимир Богданов.

Богданов в чем-то близок к "большевистскому капитализму". Он заинтересован лишь в создании приносящей прибыль нефтяной компании. Богданов ездит на подержанной машине, и известно, что он заботится о своих работниках (в чем генеральный директор ЮКОСа Михаил Ходорковский замечен не был). Богданов делает доступными для своих работников такие социальные услуги, которые государство больше не поддерживает. Это своего рода корпоративный гражданин, которого Кремль способен понять и оценить.

"Сургутнефтегаз" поддерживает поставленную Кремлем цель по увеличению производства нефти на экспорт. "Сургутнефтегаз" и Богданов не используют свое богатство для того, чтобы решать, куда экспортировать российскую нефть, Ходорковский это делал. "Сургутнефтегаз" и Богданов - партнеры Кремля, один из лучших примеров "третьего пути" Кремля в мире бизнеса.

Может ли путинский "третий путь" быть эффективным? Может ли он привести Россию к поставленным политическим и экономическим целям? Многие считают стратегию Путина непрактичной, уничтожающей все возможности демократии и подлинно рыночную экономику. Это неочевидно. Однако "третий путь" уверенно прогрессирует, по крайне мере, в экономике. Путин приручил "дикий Восток", сделав правила игры более понятными, такими, которые легче выполнять.

Конечно, у этого "третьего пути" есть зловещая черта: "третий путь" является единственным путем. Те, кто не понял принципы "третьего пути", рискуют потерять больше, чем право на частную собственность. По каким-то причинам Ходорковский не сумел (или отказался) понять кремлевское видение России. Ходорковский потерял свою компанию, возможно, богатство, и самое главное - свободу.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru