Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 июля 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Путин перетряхивает армию

После недель, заполненных неудачами, российский президент Владимир Путин, похоже, опять в боевой форме. В понедельник Путин, которого часто обвиняют в несерьезном отношении к военной реформе, уволил трех высокопоставленных генералов и могущественного чиновника госбезопасности. В этом перемещении видится попытка покончить с междоусобицами в армии, укрепить позиции министра обороны Сергея Иванова и, возможно, переосмыслить роль армии в урегулировании продолжающегося кризиса в Чечне.

Со своих постов были сняты начальник Генерального штаба генерал Анатолий Квашнин, глава войск МВД генерал Вячеслав Тихомиров, заместитель главы ФСБ Анатолий Ежков и один из командиров на Северном Кавказе, генерал Михаил Лабунец. После отстранения тех, кого принято считать старой гвардией, структура и задачи по-прежнему огромной российской армии, вероятно, подвернутся изменениям.

Сергей Иванов, в присутствии Путина, заявил новому начальнику Генерального штаба, бывшему заместителю Квашнина генералу Юрию Балуевскому, что его новые обязанности будут связаны с "непростым периодом в наших вооруженных силах. Страна сейчас в хорошей форме, и Генштаб должен сосредоточиться на перспективах развития вооруженных сил и думать о будущих войнах".

Однако смысл его заявления был таким: Квашнин руководил армией как собственной вотчиной, проявлял терпимость к президенту и полностью игнорировал министра обороны. Это изменилось. Балуевский должен докладывать Иванову обо всех этапах планирования вероятного военного конфликта.

Поскольку не в традиции Кремля обижать лиц высокого ранга при увольнении, Квашнина наградили орденом "За заслуги перед Отечеством" третьей степени. Путин также предложил ему новую должность, чтобы смягчить падение. По сообщениям, Квашнин отказался и от награды, и от должности и ушел из армии.

Это неудивительно; Квашнина никогда не считали человеком компромисса. В бытность ведущим российским генералом во время проигранной чеченской войны 1994-96 годов он никогда не испытывал сомнений по поводу гибели огромного количества солдат ради достижения поставленной цели. Именно жесткость и нежелание верхушки идти на компромисс считали главным препятствием на пути военной реформы.

Представление Квашнина о российской армии было отражением советской модели: огромная армия, расходы на дорогостоящие вооружения, сохранение советских военных программ и военный истеблишмент, не терпящий никакого гражданского контроля. Квашнин был заинтересован не в переменах в российской армии, а лишь в увеличении бюджетных расходов на армию, которую он считал адекватной.

Иванов давно выступает за меньшую, более дешевую и скромную армию, что влечет за собой значительное сокращение офицерского корпуса. С точки зрения министра обороны, средства бюджета следует направлять на превращение армии в высокотехнологичный и мобильный боевой механизм.

Сигналом раннего предупреждения для Квашнина должны были стать замечания Путина в майском обращении к нации, касающиеся приоритетности военной реформы, что не совпадало с планами Квашнина. Еще одним признаком того, что дни Квашнина в Генеральном штабе сочтены, стало принятие закона, по которому весь военный истеблишмент подотчетен министру обороны. Прежде Генштаб скорее соперничал с министерством обороны в руководстве армией.

Увольнение Тихомирова и Лабунца многими воспринято как переосмысление Кремлем военных операций и планов, касающихся Кавказа. Непрекращающиеся беспорядки в Чечне и недавний теракт в соседней Ингушетии, унесший жизни примерно 90 человек (главным образом - местных чиновников и представителей спецслужб), наконец произвели впечатление на Путина и его команду и заставляют пересмотреть использование спецслужб и армии.

Изменения в военном руководстве, связанные с политикой на Северном Кавказе, необходимы Путину в настоящий момент. После ошибок прошедших недель Путин переосмысляет собственную позицию и проводит переоценку армии. Российской армии еще предстоит смириться с гражданским контролем, а пока давление на президента затрудняет привыкание к такому контролю. В атмосфере неопределенности и противодействия Путин не желает идти на риск в отношениях с силовой структурой, способной подорвать его власть.

С большим запозданием, но цели и функции российской армии наконец пересматриваются. Те, кто служит в армии, погрязшей в жестокости, дезертирстве и ужасающих условиях жизни, конечно, приветствуют реформу. Для народов Северного Кавказа забрезжил луч надежды. Что касается Путина, перетряска армии свидетельствует о том, что он сохраняет контроль.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru