Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 июня 2005 г.

Найлл Фергюсон | The Telegraph

Россияне узнали свободу, так почему же они тоскуют по СССР?

Всю неделю в Петербурге я не мог отвязаться от крутившихся в голове строчек старой песни Beatles: "Я снова в СССР, ты не знаешь, как тебе повезло". Город, бывшей до революции российской столицей, конечно, изменился с 1990 года, когда я был там в последний раз. Нет нужды говорить, что он приобрел все внешние признаки постперестроечного капитализма: рекламные щиты с изображениями американских спортивных машин и блеск неоновых огней на Невском проспекте.

И не только внешние. В государственных магазинах 15 лет назад не было даже самого элементарного - казалось, что люди питаются воздухом и солеными огурцами. Сегодня супермаркеты предлагают изобилие сыров и вин.

Но за этой патиной экономического прогресса вскоре обнаруживаются малоприятные рудименты прежнего Советского Союза. Кажется, что все общественные здания по-прежнему охраняют бабушки с пронзительным взглядом, которые ни за что тебя не пустят, если у тебя нет пяти экземпляров разрешения с печатями пяти государственных организаций. Возможно, российская бюрократия утратила прежний устрашающий вид. Но она затаилась в своих грязных, пахнущих пылью кабинетах, изготовилась и ждет сигнала.

Президент России Владимир Путин на этой неделе тоже побывал в Петербурге. И это тоже напомнило о прежних днях. Были перекрыты целые улицы. Автоколонны носились по городу, парализуя уличное движение. Недалеко от места, где я работал, торопливо ремонтировали разбитый тротуар, чтобы Путин мог открыть мемориальную доску (в честь президента советского Азербайджана), не сломав палец на ноге.

Преемник Бориса Ельцина, Путин после прихода к власти упорно концентрирует власть в своих руках. Его партия, "Единая Россия", доминирует в парламенте. После ужасающего захвата школы в Беслане в сентябре прошлого года он взялся назначать региональных губернаторов, которых в 1990-е годы избирали прямым голосованием. Он усилил контроль Кремля над главными телеканалами страны.

Но самым драматичным решением Путина было решение разрушить власть "олигархов", которым эпоха Ельцина принесла наибольшую выгоду. Михаила Ходорковского, бывшего главу нефтяной компании ЮКОС, только что приговорили к девяти годам лишения свободы по обвинениям в неуплате налогов и мошенничестве. Однако все в России знают, что его подлинным преступлением была политическая угроза, которую он представлял для Путина.

Никто не станет отрицать, что в эпоху Ельцина творилось много дурного. Приватизация энергетического сектора была одной из величайших афер столетия, но горячность, с какой Путин поносит олигархов, вызывает неприятные воспоминания о советском режиме, который специализировался на поношении и уничтожении внутренних врагов.

Еще больше тревожит непростительная ностальгия Путина по дням, когда Россия правила почти во всех соседних государствах. Мы должны признать, заявил он два месяца назад, что распад СССР был крупнейшей "геополитической катастрофой" столетия.

Путин явно стремится восстановить влияние России в Содружестве Независимых Государств, распадающейся ассоциации бывших советских республик. "Мы не должны превращать пространство СНГ в поле боя, - заявил он в прошлый понедельник, - а должны превратить его в поле сотрудничества". Мысль о том, что Путин рассматривает эти два варианта, не воодушевляет.

Является ли долгосрочной целью Путина восстановление Советского Союза? Россия настойчиво утверждает, что невозможно повернуть время вспять: люди уже привыкли к западным свободам, и не в последнюю очередь к свободному обмену информацией, который символизируют интернет-кафе на Невском проспекте.

Однако ностальгия по ужасающей простоте прежних дней заметна. В ходе опроса, проведенного в 2003 году центром "Общественное мнение", выяснилось, что 53% россиян до сих пор считают Сталина "великим" лидером. За объяснениями далеко ходить не надо. Крушение коммунизма принесло с собой не только свободы, но и увеличение неравенства в обществе и резкое падение среднего уровня жизни.

С 1989 года смертность среди россиян, составлявшая тогда менее 11 человек на 1 тысячу, превысила 15 человек на 1 тысячу в год, что вдвое больше, чем в США. Среди взрослых мужчин смертность в три раза выше. Средняя продолжительность жизни мужчины - менее 60 лет, примерно такая же, как в Бангладеш. Шансы 20-летнего россиянина дожить до 65 лет составляют примерно 50/50.

Во многом это связано с непрерывным курением и потреблением спиртного: типичный житель Петербурга не расстается с бутылкой пива и сигаретой, примерно как житель Лондона - с мобильным телефоном. О безопасности на дорогах не стоит и говорить. Это отражает также многолетнее влияние плановой экономики на окружающую среду и почти полный коллапс системы здравоохранения.

Демографические последствия уровня смертности усугубляет резкое уменьшение рождаемости: в 1980-е годы уровень рождаемости был равен 2,19 рождений на 1 женщину, а в 1999 году этот показатель составил 1,17. Согласно прогнозу ООН, сделанному с учетом этих тенденций, население России, составлявшее 146 млн человек в 2000 году, сократится до 101 млн в 2050 году. К этому времени население Египта будет больше.

Все это отчасти объясняет, почему многие россияне были бы рады возвращению в СССР. Впрочем, правильнее сказать, наверное, что они охотно променяли бы свою недавнюю историю на китайскую версию, которая дала бы преимущества рыночной экономики, не заставляя платить за это тем, что они связывают с распадом СССР.

Сумеет ли Путин этого добиться, вопрос спорный. Возможно, России уже поздно применять китайский сценарий. Но он, несомненно, может дать россиянам чувство геополитического возрождения после унижений 1989-91 годов, времени самого быстрого распада в истории великих империй. Ведь в военном, дипломатическом и экономическом отношении Россия остается серьезной державой.

Давайте посмотрим на расписание Путина за прошедшую неделю. В понедельник он встречался с Тони Блэром в Москве. Во вторник говорил по телефону с президентом Бушем. А в среду его гостем в Петербурге была Соня Ганди. Нет нужды говорить, что все это подробнейшим образом освещало телевидение. Но в этом шоу есть суть.

У других мировых лидеров есть причины водить компанию с Путиным. Блэр приехал в Россию, чтобы заручиться его поддержкой по вопросам списания долгов африканским странам и Киотского протокола, который Россия недавно подписала. Кроме того, Россия входит в "большую восьмерку", которая скоро соберется в Шотландии.

Буш хотел услышать соображения Путина о реформе ООН. Россия является одним из пяти постоянных членов Совета Безопасности. А Соня Ганди, несомненно, хотела поговорить об экономике. Для Азии Россия является главным поставщиком нефти, газа и других жизненно необходимых товаров.

Любой британец сразу же видит в России симптомы постимперской травмы. Все напоминает о 1970-х годах у нас, вплоть до чудовищной одежды, зубов и причесок. Но те, кто в 1970-е годы списал Британию со счетов, преувеличили наш упадок. Аналогичную ошибку совершил на прошлой неделе британский журналист, сравнивший Россию с Африкой.

Это не "Верхняя Вольта с ядерными боеголовками", как говорили в годы холодной войны. Наверное, возврата к СССР нет, однако отправлять путинскую Россию на свалку истории явно преждевременно.

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru