Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 июня 2005 г.

Питер Финн | The Washington Post

Государство препятствует усыновлениям в России

Бюрократия и враждебное отношение заставляют родителей-иностранцев расстаться с надеждами

Марине почти год, и она до сих пор живет в детском доме в Краснодарском крае. Перспективы новой жизни в Техасе для девочки, несколько месяцев назад привязавшейся к своей будущей матери, внезапно стали призрачными.

Эллен Бутки, 42-летняя преподавательница английского языка иностранцам из Университета Техаса, приехала в детдом в прошлом году и виделась с Мариной дважды за два дня. "Когда принесли Марину, она посмотрела на меня и широко улыбнулась", - вспоминает Бутки, удочерившая в России и свою трехлетнюю дочь Наталию.

Бутки договорилась об удочерении Марины и сказала российскому социальному работнику: "Я люблю ее". Как требуют российские законы, она улетела домой ждать вызова в суд, который должен был состояться через несколько недель. Она ждет до сих пор.

Растущая политическая и общественная враждебность к иностранным усыновлениям, в сочетании с бюрократическими препонами, разрушили надежды потенциальных родителей. Количество иностранных усыновлений в России в первые месяцы нынешнего года сократилось почти на треть по сравнению с прошлым годом.

Американцы в 2004 году усыновили примерно 5,8 тыс. российских детей, это почти 75% международных усыновлений в этой стране. Перед спадом Россия занимала среди американских усыновителей второе место по популярности, уступая лишь Китаю.

Трудности спровоцировало возмущение россиян убийством шестилетнего мальчика из России приемной матерью в Иллинойсе. В мае 34-летнюю Ирму Павлис приговорили к 12 годам тюрьмы за неумышленное убийство сына Алекса в декабре 2003 года. Российские чиновники утверждают, что известно 12 случаев убийства детей из России американскими родителями с 1991 года, когда появилась возможность международного усыновления.

Дело Павлис, широко освещавшееся СМИ, вызвало разнообразную реакцию, от размышлений о том, почему россияне усыновляют так мало из 700 тыс. российских сирот, до обвинений в том, что иностранцы покупают российских детей, а потом издеваются над ними.

Екатерина Лахова, председатель Комитета по делам женщин, семьи и молодежи Госдумы, заявила, что усыновление в России порой превращается в "преступную торговлю детьми".

Том Этвуд, президент американского Национального совета по усыновлению, сказал, что его возмущают случаи насилия. "Но стоит ли лишать семьи тысячи детей из-за этих редких случаев? - спросил он. - Представление о том, что многих детей из России обижают, в корне неверно".

Американские чиновники в Москве отметили, что их беспокоит нынешняя истерия. На прошлой неделе российского ребенка забрали у новых американских родителей после того, как некая россиянка позвонила в милицию и заявила, что они издевались над мальчиком в ресторане гостиницы.

"Представители посольства встретились с женщиной. Из ее высказываний видно, что она является противницей международного усыновления и считает, что американцы вообще не умеют воспитывать детей, - говорится в необычно резком заявлении посольства США. - Это ставит под сомнение мотивы, которыми она руководствовалась, обвиняя эту пару".

В заявлении говорится, что прокуратура отказалась предъявлять американцам обвинения. Но "российские власти подвергли супругов травле, вынудив их уехать из страны без ребенка из-за разногласий по поводу методов воспитания детей".

Через два дня ребенка отобрали у итальянской пары после аналогичной жалобы российской стюардессы. Итальянские власти выразили сомнения в достоверности ее обвинений.

За инцидентами последовали законодательные и бюрократические изменения, затрудняющие усыновление.

В январе Госдума РФ приняла закон, увеличивающий с трех до шести месяцев период после внесения ребенка в федеральный реестр, прежде чем иностранцы получат право его усыновить.

Бутки и Марина оказались в числе тех, на ком это сразу же отразилось; по словам Бутки, она надеялась, что ждать осталось недолго, когда был принят закон.

В то же время чиновники в точности не знают, кто имеет полномочия давать аккредитации агентствам по усыновлению. В результате лицензии агентств утратили силу. Детские дома и агентства не знали, как им действовать, а чиновники тем временем обвиняли их в нарушениях закона.

В мае министерство образования и науки занялось аккредитацией агентств, но объявило, что отказало в аккредитации трем агентствам из США.

"Эти три агентства хронически и систематически нарушали российские законы, не представляя отчетов о жизни детей после усыновления", - заявила представитель министерства Алла Дзугаева. Агентства должны представлять отчеты социального работника о состоянии здоровья и развитии ребенка через 6, 12, 24 и 36 месяцев после усыновления.

С одним из этих агентств, Центром международного усыновления Los Niсos, работает Бутки. "Что это означает в моем случае? - спросила она. - Можно ли в случае необходимости передать дело другому агентству? Я не знаю".

Глава Niсos, Джин Нельсон-Эриксен, отрицает, что не представляла отчетов. Она добавила, что агентство не уведомили о том, что его аккредитацию не возобновят.

Посольство США отметило, что "агентствам трудно заставить американцев представлять подобные отчеты", так как закон охраняет их от вторжений в частную жизнь.

После дела Павлис требование разрешить российским дипломатам встречи с усыновленными детьми после их переезда в США приобретает все большее значение для российских чиновников, добивающихся заключения двустороннего соглашения по этому поводу.

"Нам необходим механизм контроля через наши консульства за границей", - заявила Нина Останина, заместитель председателя комитета по делам женщин, семьи и молодежи.

Такой механизм противоречил бы многостороннему соглашению, подписанному США и Россией. Его исполнение было бы трудным с точки зрения закона, отмечают дипломаты.

Законодатели, подобные Останиной, говорят, что выступают за мораторий на международные усыновления до разработки системы, отвечающей их требованиям.

Но жесткие ограничения или мораторий представляются маловероятными в свете позиции президента Владимира Путина. В прошлом году президент приветствовал удочерение трехлетней девочки канцлером Германии Герхардом Шредером и его женой. В недавнем заявлении российского МИДа говорится, что нет причин препятствовать международным усыновлениям, если они осуществляются "законно и прозрачно".

Врач детского дома, где живет Марина, сказала, что решение об удочерении должен принять суд. Она добавила, что надеется на быстрое решение в интересах девочки и ее будущей матери.

"В моем сердце она моя дочь, - говорит Бутки, которая явно разделяет эту надежду. - Я хочу взять ее и привезти домой".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru