Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 июня 2005 г.

Питер Бейкер и Дафна Линзер | The Washington Post

После ухода Болтона в политике Госдепартамента происходят изменения

Уже несколько лет ключевая американская программа, нацеленная на то, чтобы не допустить попадания российского ядерного топлива в руки террористов, находится в замороженном состоянии из-за тлеющего правового диспута. На устранение проблемы был брошен помощник госсекретаря Ричард Болтон, однако критики жаловались, что он является лишь дополнительным препятствием.

Теперь, когда Болтон больше не занимается этой работой, американские переговорщики сообщают о прорыве в переговорах с россиянами и предсказывают, что решение будет утверждено президентами Бушем и Владимиром Путиным на международном саммите в Шотландии в следующем месяце. Это расчистит путь создания безопасных условий для плутония, которого хватило бы для 8 тыс. атомных бомб.

Перспектива возрождения плутониевого проекта указывает на заметные изменения, произошедшие с тех пор, как Болтон ушел со своего поста шефа контроля над вооружениями. Независимо от того, утвердит ли сенат его в качестве посла в ООН во время запланированного на сегодня голосования, его коллеги - американские чиновники и независимые аналитики указывают, что его отсутствие уже ощутили в Госдепартаменте.

Теперь, когда его нет поблизости, администрации Буша не только удалось приблизиться к примирению с Россией по вопросу о сокращении ядерной угрозы, но также и отказаться от кампании по ниспровержению шефа МАГАТЭ. Более того, администрация объединилась с европейскими союзниками, изобретая стимулы для Ирана в попытке убедить его отказаться от ядерных амбиций.

Болтон также настаивал на использовании так называемого нью-йоркского канала коммуникаций с Северной Кореей, встречи с глазу на глаз, время от времени имевшие место во время президентства Буша и возрожденные в мае. По словам американских чиновников, Болтон противился новому стратегическому предложению для Индии о предоставлении ей гражданских ядерных технологий; таковое было сделано в марте.

Некоторым поклонникам Болтона изменения кажутся тревожными - не означают ли они того, что администрация Буша может разбавить некоторые свои самые принципиальные позиции, лишившись громогласного защитника во внутреннем круге людей, принимающих политические решения? Однако многие сторонники контроля над вооружениями и даже дипломаты подчеркивают, что уход Болтона стал приятным облегчением и возможностью восстановить более прагматичный подход к международным отношениям.

"На протяжении карьеры при первой администрации Буша он всегда играл роль стопора по многим различным вопросам. Даже когда к продвижению каких-то вещей очевидный интерес проявлял президент, Болтон часто находил пути положить им конец, связав межведомственные процессы узлами, - говорит Роуз Готтемеллер, чиновник администрации Клинтона по вопросам нераспространения. - Сейчас эта ситуация меняется".

Отражает ли изменение политики отсутствие Болтона или его отсутствие отражает изменение политики - об этом можно поспорить. Когда Кондолиза Райс стала в январе госсекретарем, она попыталась отодвинуть Болтона в сторону и внести изменения в его подходы, утверждают американские чиновники. Предложив его на пост посла в ООН, она фактически вывела его из центра принятия политических решений в Госдепе.

Однако другие специалисты указывают на то, что нельзя переоценивать масштаб изменений после ухода Болтона, и подчеркивают, что он всегда действовал соответственно широкому контексту пожеланий президента. "Он был громоотводом из-за своих сильных и резких заявлений", - говорит Дэрил Кимболл, исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями.

Роль Болтона стала меняться вскоре после того, как Буш назначил Райс своим госсекретарем. Будучи человеком, напрямую работающим с иранской ядерной программой, Болтон заблокировал американскую поддержку европейских усилий по переговорам с Тегераном, утверждая, что подобные переговоры легитимируют клерикальный режим Ирана, но не останавливают его секретных разработок оружия.

Однако после взлета Райс Болтона дистанцировали от иранского вопроса, отметили два американских чиновника, и в его политику внесли изменения. В начале января чиновники из Франции, Великобритании и Германии тайно прилетели в Вашингтон на "мозговой штурм" по вопросу иранского кризиса. Однако Болтона не пригласили, сообщили европейские дипломаты. Вместо этого состоялась встреча с Элиотом Эбрамсом из Совета по национальной безопасности.

"Мы не собирались держать факт проведения встречи в тайне, - поделился один европейский дипломат. - Это американская сторона не хотела его там видеть".

В марте, после того как Буш встретился с лидерами Франции и Германии, Райс объявила, что США поддержат попытки Европы предложить Ирану такие стимулы, как право подать на членство в ВТО и закупить остро необходимые авиадетали, в обмен на прекращение ядерной программы.

"Хотя текст этого заявления циркулировал между ведомствами, канцелярии Болтона в списке (людей, от которых требовалось одобрение) не было".

Уход Болтона в итоге означал конец кампании администрации против Мухаммеда аль-Барадеи, главы МАГАТЭ, возглавляющего ядерные инспекции в Иране. Чиновники администрации говорят, что за этими усилиями с самого начала стоял Болтон, несмотря на значительные внутренние расхождения в оценке того, сколько времени и энергии вкладывать в эти усилия.

Лоуренс Уилкерсон, который был главой канцелярии предшественника Райс Колина Пауэлла, заявил на заседании комитета сената в апреле, что Болтон "из кожи лез вон, чтобы облить грязью" аль-Барадеи и "гарантировать, что все будут знать: на тех, кто попробует вернуть его, обрушится вся мощь Соединенных Штатов".

Однако эта кампания дала обратный результат, и в этом месяце администрация была вынуждена отказаться от нее, так как она не набрала достаточной поддержки.

Ядерный диспут с Россией привлек гораздо меньше общественного внимания, однако оказался очень важным. Программа, цель которой - создать безопасные условия для хранения 68 тонн оружейного плутония, застопорилась в 2003 году, когда истек срок договоров. Администрация Буша не хотела возобновлять их, пока в них не будут включены более жесткие формулировки об ответственности России за любые аварии на ее территории и о защите американских контрактников, строящих объекты для хранения, от ответственности, даже в случае предумышленных действий. Россия ответила отказом, и переговоры, во главе которых стоял Болтон, за два года так никуда и не привели.

Председатель комитета сената по энергии и природным ресурсам Пит Доменичи, один из архитекторов программы, был возмущен тем, что подобная техническая проблема сдерживает процесс "глобальной важности". В прошлом году он пришел на заседание комитета по иностранным делам и подверг Болтона критике по этому вопросу.

"Я хочу вынести на рассмотрение вопрос о том, что на Джоне Болтоне, который был уполномочен вести переговоры по этой программе, лежит большая ответственность" за тупик, заявил Доменичи на заседании, добавив, что ему крайне неприятно говорить это, но он не уверен в том, насколько Болтон справляется с этим поручением.

В интервью на прошлой неделе Доменичи отметил, что не раз поднимал этот вопрос с Болтоном, а когда на пост госсекретаря пришла Райс, он указал на это и ей. "Она, вне всякого сомнения, поняла меня правильно", - отметил он.

Райс настаивает на том, чтобы этот вопрос был решен и чтобы усилия привели к заключению нового соглашения, которое, как надеются стороны, будет ратифицировано на саммите "большой восьмерки" в Шотландии в июле. "Я доволен, - заявил Доменичи, - потому что наконец я вижу очень позитивную ответную реакцию".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru