Архив
Поиск
Press digest
24 июня 2019 г.
20 июня 2007 г.

Генри Сэмюэл | The Telegraph

Может ли Блэр верить Саркози на слово?

Кто-то подслушал, как Саркози сказал своей жене Сесилии по телефону: "Дорогая, ты ни за что не догадаешься, кому я сейчас передам трубку", после чего вручил мобильник оторопевшему Путину

Спустя шесть недель после того, как он влетел в Елисейский дворец с эффектной женой и детьми в кильватере, французы все еще не совсем понимают, как относиться к талантливому месье Саркози. Их пленило его увлечение бегом трусцой и клятвы засучить рукава и лично встать у руля реформ внутри страны.

Но кто был этот человек, у которого заплетался язык на недавней пресс-конференции "большой восьмерки" после "долгой беседы" с Владимиром Путиным, на которой, если верить одному бельгийскому журналисту, он пил не только воду? Неужто это был новый французский президент - помешанный на спорте трезвенник?

Выложенный на сайте Dailymotion видеоролик, где Сарко исполняет этот странный балет, был скачан в интернете более 13 млн раз, но в самой Франции о нем сконфуженно промолчали.

Равнодушие французов к этому происшествию свидетельствует не только о пассивности СМИ в этой стране, но и о нежелании разочаровываться в ее "великом спасителе" - человеке, который пообещал заставить Францию снова работать и вывести ее из состояния социально-экономической депрессии, которая мучила ее при администрации Ширака.

Николя Саркози, большую часть своей сознательной жизни - "и не только по утрам, пока я бреюсь" - мечтавший править Францией, словно бы на миг утерял нить сюжета.

Наиболее настораживающая сторона его поведения, как отметил один из присутствовавших там швейцарских журналистов, не имела ничего общего с употреблением алкоголя (реальным или воображаемым). По словам швейцарца, Саркози "был точно подросток в теле взрослого человека, он немного ошалел... поразился тому, что наконец-то оказался в "святая святых" мировой власти".

Позднее кто-то подслушал, как упоенный соседством со звездами Саркози сказал своей жене Сесилии по телефону: "Дорогая, ты ни за что не догадаешься, кому я сейчас передам трубку", после чего вручил мобильник оторопевшему Путину.

Больше всего моего швейцарского коллегу поразило, что "Николя Саркози не говорил о положении дел в мире. Он говорил о себе, о своей "прямоте", своей "повестке дня", своем "спокойствии"... он был опьянен собственными словами".

Вряд ли можно упрекать за этот незначительный срыв человека, который осуществил блестящую избирательную кампанию и не допустил почти никаких огрехов внутри страны в течение первого месяца у власти, что отражает и рейтинг его популярности, сравнимый лишь с рейтингом Шарля Де Голля.

Единственным решением Саркози, которое можно считать оплошностью, было решение провести несколько дней на роскошной яхте друга - предпринимателя-миллиардера - у берегов Мальты. Многие расценили, что со стороны президента это безвкусно.

В предвыборный период французская пресса и оппозиция столько язвили по поводу гипотетических недостатков Саркози: его самовлюбленности, нервозности, истерик и мрачного авторитаризма, что, наблюдая его поведение после избрания президентом, вся страна, включая самых ярых его критиков, вздохнула с облегчением.

Большая часть ненависти к Сарко куда-то улетучилась: человек, который обозвал молодых жителей предместий "швалью", заговорил примирительным тоном и удивил даже собственный лагерь, великодушно предложив портфели в своем кабинете левым, особенно весьма ценимому в стране врачу, а ныне министру иностранных дел Бернару Кушнеру.

Но инцидент на саммите "восьмерки" все же заставляет задаться несколькими вопросами. Во-первых: "А что если у Николя Саркози не одно лицо?". Как недавно сказал мне член палаты общин от лейбористов и бывший британский министр по делам Европы Денис Макшейн: "Саркози, как и все великие политики, может одновременно высказывать две позиции и при этом верить в них с одинаковой пламенностью".

Этот дар, свойственный хамелеонам, отчетливо прослеживается в отношении Саркози к Европе и его энергичной кампании за то, чтобы срочно продвинуть упрощенный вариант договора ЕС.

С одной стороны, он вроде бы близко дружит с Тони Блэром: на саммите "восьмерки" он объявил, что они вдвоем договорились о рамочном соглашении, устраивающем обе стороны. По слухам, Саркози пытается предложить Блэра на пост будущего председателя Евросоюза.

С другой стороны, Саркози почти разбил надежды на англо-французское соглашение, поддержав Испанию, которая требует массированного расширения полномочий ЕС. Визит Саркози в Лондон для встречи с Блэром и Гордоном Брауном вчера был поспешно отменен и заменен телефонной "конференцией".

И вот самая странная деталь: один из официальных представителей Елисейского дворца заявил, что встреча "вообще не планировалась".

Во-вторых, мимолетное затмение, которое нашло на Саркози на саммите "восьмерки", напомнило со всей четкостью, что этот человек, известный ярко выраженной склонностью к деспотизму, не всегда владеет собой и не всегда контролирует свое окружение. В прошлое воскресенье он в надежде на то, что его партия получит преобладающее большинство в парламенте, попытался обезвредить оппозицию - социалистов - включив в свой кабинет представителей левых. Партия Саркози, "Союз за народное движение", действительно победила, но социалисты показали лучшие результаты, чем ожидалось. Это позволяет предполагать, что французы, симпатизируя реформаторскому ражу Саркози, все же не хотят передавать ему неограниченный контроль над всеми рычагами власти.

"Президент одержал бесспорную победу. Но Франция входит в мир Саркози с легким недоверием, держа ушки на макушке", - отмечает Лоран Жоффрэн в Liberation.

"Даже не знаешь, с кем его сравнить - то ли с Бонапартом, то ли с Тэтчер, - продолжает Жоффрэн. - Он либерал, но в то же время на рю Берси (в министерстве финансов) выступает за вмешательство государства в экономику. Он хочет сбалансировать государственные финансы, но его экономическая политика предполагает новые статьи расходов и снижение налогов. Искать параллели бессмысленно: саркозизм - новое явление французской политической жизни".

К пятнице Великобритании представится беспрецедентный шанс близко пообщаться с истинным Саркози - завершится саммит ЕС в Брюсселе. Никто не сомневается в энергии Саркози и его твердой готовности добиться заключения соглашения, но высказываются сомнения в том, удастся ли ему перенести напористый стиль, заслуживший рукоплескания на родине, на международную арену.

После саммита "восьмерки" даже Paris Match, вопреки своему обычному подобострастию, отмечает: "Николя Саркози без труда добился того, чтобы его заметили. Но с тем, чтобы его еще и услышали, возникли сложности".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru