Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 марта 2003 г.

Что же пошло не так?

Во многих журналистских анализах, посвященных дипломатической катастрофе вокруг Ирака, приводится несколько ключевых моментов. 20 января: министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен заявляет, что Франция будет противостоять Америке, а не Ираку. 28 января: Франция указывает, что Джордж Буш в речи "О положении страны" (State of the Union) высказал приверженность "логике войны".

А почему никто не вспоминает о 23 мая 2002 года? Выступая в немецком Бундестаге, Джордж Буш скрыто извинился за отказ принять европейскую помощь в афганской кампании - да-да, Германия горевала из-за того, что не сражалась там, - и предложил новый стратегический курс.

Буш заверил Бундестаг, что Америка останется верна НАТО и крепкому партнерству с Европой в сфере безопасности. В ответ, сказал Буш, он ожидает, что Европа счистит ржавчину со своих вооруженных сил, застывших в состоянии 1950-х, и "будет готова как полноценный военный партнер противостоять угрозам нашей общей безопасности".

Своим призывом к "многосторонности" одинокий рейнджер из Техаса вызвал бурные аплодисменты в бундестаге, который ранее в связи с некоторыми оплошностями американского президента, в число которых входит и категоричный отказ от "Киотского протокола", относился к Бушу со скепсисом. В конце концов, и Европа и Америка хотят жить в мире без терроризма и преступных государств.

Так что хотя детали "тет-а-тетов" Домниника и Колина могут казаться забавными, причины провала этого месяца можно осознать только после того, как будет найден ответ на вопрос о том, почему Европа и Америка так никогда и не скрепили эту сделку.

Во вторник во время марафона в британском парламенте ответ на этот вопрос предложил Тони Блэр. Европа никогда не считала, что обеспокоенность Америки оружием массового поражения и терроризмом имеет законные основания. Так что Европе лучше не жаловаться на то, что временами Вашингтон не слишком уважительно относится к европейских заботам. Блэр отметил, что "Европа" упустила возможность восстановить альянс с Америкой, который был бы, между прочим, "мощным и выгодным".

Под Европой Блэр однозначно подразумевал счастливый дуэт Франции и Германии. Вместо партнерства эти страны предложили Америке решительное противостояние. Большинство стран Евросоюза, несмотря на недовольство общества, заняли сторону США, опровергнув таким образом миф о "пацифистской" Европе. Однако Франция и Германия, объединившись с ООН, НАТО и ЕС, задушили дипломатию.

Мы слишком быстро забываем о том, как хорошо все начиналось. В прошлом году Франция увеличила в бюджете оборонную статью. На саммите НАТО в Праге США объявили о своей приверженности усилению этого поскрипывающего альянса путем совместного проведения будущих войн. И Буш, упрекая своих собственных помощников, дал обещание вдохнуть новую жизнь в ООН и добился резолюции 1441 по Ираку.

Вероятно, после этого Колину Пауэллу следовало бы почаще бывать в Анкаре и Париже, а до Дональда Рамсфельда, возможно, не доходили последние известия (тогда бы у нас не было снова "Старой Европы"!). Однако Вашингтон по-прежнему оставался верен оговоренной сделке - дать дипломатическому и военному давлению шанс в Ираке.

Первой из сделки вышла Германия. Герхард Шредер, который тепло обнимался с американским лидером в Бундестаге, ради спасения своей шкуры на сентябрьских выборах стал антиамериканистом, выступив против американских "приключений" в Ираке. Однако этим канцлер вверг Германию в ту еще качку. Одним махом Шредер выбил одну из главных опор, подпиравших современную Германию: ее 50-летний альянс с Америкой. Вдруг Германия, которой стали сторониться и Вашингтон, и европейские партнеры, съежилась в стратегическом отношении до размеров Люксембурга.

Следующей стала Франция, и это оказалось еще более деструктивным. Париж воспользовался пошатнувшимся положением Германии в Европе. В обмен на поддержку находящегося в замешательстве канцлера Жак Ширак сохранил свою излюбленную схему социального обеспечения, а также субсидии ЕС французским фермерам, которые оплачивает Германия. В январе Ширак слился с немецким пацифизмом. Это казалось беспроигрышной ситуацией: ткни в глаз Тони Блэру или Джорджу Бушу - и увидишь, как твой рейтинг подскочит до невиданных ранее 67%.

О, как были опьянены своими достижениями французские дипломаты! Наш новоприобретенный альянс с другими любителями мира - Пекином и Москвой поставит Америку на место! Независимо от обстоятельств Франция будет дружить с Саддамом Хусейном против Америки. Франция дважды угрожала воспользоваться своим правом вето - один раз в НАТО в прошлом месяце, второй - в марте в ООН.

Однако теперь наступает похмелье. Неожиданно французские СМИ перестают восхищаться словами Ширака. Оба главных французских вечерних новостных шоу дают его антивоенную речь не как прайм-новость, а только после репортажей из Ирака, в которых речь идет о жестокости саддамовского режима и о том, что американских освободителей, скорее всего, встретят в эйфории. Еженедельник Le Point, который на прошлой неделе разместил на обложке "Священную войну Буша", теперь публикует нелестную фотографию президента с "сыном, которого у него никогда не было", Домиником де Вильпеном, и вопрошает: "Они остались за бортом?"

А вот еще несколько вопросов. Если Франция действительно привержена миру, почему она не разместила свои войска в Кувейте, чтобы усилить давление на Саддама с тем, чтобы он либо разоружился, либо покинул Багдад? Посылала ли Франция в Багдад своих посланников мира? Почему Франция отвергла новые предложения ООН раньше, чем это сделал сам Ирак?

Но пересматривать политику уже поздно, и в любом случае это не принесет никакой пользы. Ущерб для всех сторон огромен. Какие бы признаки возобновления союза не возникали в ходе войны, трансатлантическим отношениям нанесен серьезный урон. Высокопоставленные представители НАТО со смирением признают, что теперь альянс годен только для поддержания мира и переговоров и ни для чего больше.

Но еще больший ущерб причинен самой Европе. США вернули себе свою естественную роль военно-морской державы, передвигая и собирая силы в тех местах, где американским интересам что-либо угрожает. А современную Европу, которая, конечно, достигла многого, сложно представить без участия Америки. При участии Америки перспективы подъема Германии - если самый худший со времен Второй мировой войны канцлер покинет свой пост - для Франции и Польши будут не столь ужасны. А США и НАТО нужны друг другу, чтобы поддерживать отношения с пока еще неустойчивой Россией и Украиной на восточном фланге.

Европа, построенная с американский помощью, не может в одночасье поставить себя против Америки. Общая европейская внешняя политика будет иметь смысл только тогда, когда западный мир, ранее - Европа и Америка, будет единым. По вине Франции и Германии, стоящими за всеми коллизиями, этого не произошло, а ООН, НАТО и ЕС стали слабее.

Просьба Буша к Европе в прошлом году была не из легких. Лидеров просили склонить общественное мнение к необходимости оборонной стратегии против новых угроз и более высоких затрат на вооружение. Даже для Тони Блэра, при всем его ораторском искусстве и смелости, это задание оказалось сложным.

В прошлом году Америка просила Европу не столько о европейских войсках, сколько о понимании и поддержке общего рискованного предприятия. В ответ она предлагала то же самое.

После фиаско прошедших недель возможность построения нового партнерства, вероятно, не появится еще в течение длительного времени. Америка сможет без него прожить. Европа - нет.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru