Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 марта 2007 г.

Кэрол Уильямс | Los Angeles Times

Уотергейтский заговорщик: откровение перед смертью

Ночь, когда президентские агенты проникли в гостиницу "Уотергейт", сблизила Говарда Сент-Джона Ханта с отцом.

Ночью потный и взъерошенный Говард Хант разбудил своего крепко спавшего 19-летнего сына, вместе они стерли отпечатки пальцев с радиостанций взломщиков и запаковали разведывательную аппаратуру в чемодан. Затем отец с сыном поехали на далекий Мерилендский мост, где сбросили улики в реку Потомак. Это произошло в предрассветные часы 17 июня 1972 года.

"После этого я почувствовал, что много для него значу, что на меня он может рассчитывать", - рассказывает Говард Сент-Джон Хант, или просто Сент-Джон, которому сейчас 52 года.

Эти события стали поворотными в судьбе брата и двух сестер Сент-Джона. Они узнали, что их отец занимается в Вашингтоне не связями с общественностью как бывший дипломат. В прошлом он был агентом ЦРУ, участвовал в печально известной операции в Заливе Свиней. Он входил в тайную команду президента Никсона, занимавшуюся грязными делами и устранявшую утечки информации.

Разоблачение Ханта, приговор которому был вынесен в 1973 году, разрушило его семью. Его первая жена Дороти погибла в авиакатастрофе в 1972 году, когда везла 10 тыс. долларов, которые должны были стать платой за молчание семьям взломщиков. Сын Дэвид рос в Майями, в доме крестного отца - кубинского ветерана. Сент-Джон стал наркоманом, а дочери Киван и Лиза бросили отца.

Говард Хант скончался в январе в возрасте 88 лет, но перед смертью вновь встретился с детьми и поведал сыновьям еще одну страшную историю. Этот рассказ, который он планировал подробно описать в своих мемуарах и который мог бы принести немало денег, касался заговора ЦРУ в 1963 году с целью убить президента Кеннеди. Ханту предлагалось принять участие в заговоре, но он отказался.

К несчастью, когда в марте вышли мемуары старого шпиона, кое-чего в них недоставало.

До Уотергейта

До проникновения в штаб Демократической партии в гостинице "Уотергейт" семья Хантов из города Потомак, штат Мериленд, с точки зрения окружающих была обычной семьей обеспеченного вашингтонского чиновника. Отец занимался связями с общественностью, мать работала в испанском посольстве, а четверо детей, в возрасте от 8 до 23 лет, учились в частных учебных заведениях.

Уотергейт стал взрывом, уничтожившим семью.

"Жизнь, которая была нам знакома, разом оборвалась, - вспоминает дочь Киван Хант Спенс. Сейчас ей 54 года, она живет в Пайонире, в 50 милях к востоку от Сакраменто. - Мы потеряли дом. Лишились доходов. Наша мать умерла. Отец попал в тюрьму".

Киван, которой в то время было 20 лет, и ее 23-летняя сестра Лиза оставили отца, которого винили в смерти матери, и уехали к друзьям, подальше от начавшей рушиться семьи.

Киван сыграла свою роль в Уотергейтском скандале. Вместо того чтобы сжечь записи о выплатах Белого дома, как просил отец, она около года прятала их в своей комнате в общежитии Колледжа Смита. Затем эти документы понадобились адвокатам ее отца, чтобы доказать причастность Белого дома к делу и добиться для ее отца уменьшения срока.

Дэвид, младший из детей Дороти, которому в тот момент было 8, фактически оказался сиротой, когда в 1973 году Хант попал в тюрьму. По просьбе отца его давний друг Уильям Бакли-младший забрал Дэвида из дома Лизы и Сент-Джона, которые, как Хант пишет в мемуарах, которые увидят свет после его смерти, пришли из-за этого в ярость.

Дэвид оставил элитную школу и три года провел в многолюдном доме своего крестного, кубинского эмигранта. Ветеран операции в Заливе Свиней и антикоммунист Мануэль Артиме брал Дэвида с собой в Центральную Америку, куда поставлял оружие. Он вел дела с местными диктаторами, а мальчику разрешал стрелять из пистолета вместе с их телохранителями.

Дочери Ханта уехали на запад, где начали новую жизнь. Киван отправилась в Калифорнию, где вот уже 25 лет работает юристом. Лиза вступила в Фундаменталистскую церковь, сейчас она владеет страховой компанией в Лас-Вегасе.

Сент-Джон не видел отца с конца 1970-х и до начала нового века.

Он был дважды осужден за преступления, связанные с наркотиками, однако в тюрьму не попал. Оказавшись бездомным, он бросил наркотики, возобновил связи с отцом, братом и сестрами и переехал в небольшой рыбацкий городок на Тихоокеанском побережье. Сейчас он зарабатывает тем, что ухаживает за престарелыми больными, и одновременно учится в Редвудском колледже.

Дэвид, которому сейчас 43 года, также употреблял наркотики после смерти матери и нескольких лет, проведенных в жестокой среде кубинских политических эмигрантов. Сейчас он торгует ваннами-джакузи в одном из магазинов Восточного Лос-Анджелеса.

Сестры продолжают жить отдельно от братьев, однако они ладили с Хантом, а после смерти бывшего сотрудника ЦРУ и писателя - с его вдовой Лорой и ее детьми Остином и Холлис.

Хант готовился опубликовать книгу "Американский шпион: моя тайная роль в ЦРУ, Уотергейте и прочем", которая должна выйти в этом месяце.

По словам Сент-Джона, именно он предложил отцу идею написать мемуары, убедив того, что настало время рассказать, что ему известно об убийстве Кеннеди.

Давно существовало подозрение, что Хант, как и его друзья-эмигранты с Кубы, ненавидел Кеннеди за то, что тот не предоставил поддержку с воздуха, которая могла бы спасти десант в Заливе Свиней в 1961 году. Хант принимал участие в организации этой операции.

"Он в обтекаемых словах говорил мне о заговоре в Майями, операция должна была пройти в Майями", - рассказывает Сент-Джон. По его словам, отец называл имена основных участников и предполагал, что это вице-президент Линдон Джонсон перенес операцию в Даллас, где под его контролем были службы безопасности.

Однако представленные в мемуарах сведения об убийстве выглядят неоднозначно. Хант приводит лишь гипотетический сценарий того, как могли развиваться события в Далласе, если бы Джонсон возглавлял заговор сотрудников ЦРУ.

Братья утверждают, что отец подробно рассказал им о заговоре с целью убийства Кеннеди. По их словам, Хант говорил, что заговорщики предлагали ему присоединиться к операции, но он отказался.

Братья рассказывают, что эта информация была убрана из мемуаров, поскольку адвокаты предупредили Ханта, что ему могут быть предъявлены обвинения в клевете, если он не представит весомых улик. Кроме того, перед свадьбой с Лорой в 1977 году Хант заверил ее, что непричастен к убийству.

Сент-Джон говорит, что уважал волю отца, пока тот был жив, но сейчас не чувствует никаких обязательств. Он работает над сценарием для фильма о своем отце, а Дэвид ищет издателя, который опубликовал бы рассказанную отцом историю о причастности ЦРУ к убийству Кеннеди.

Несмотря на усилия братьев, вероятнее всего, роль их отца никогда не будет точно установлена.

Материалы, которые они предоставили в доказательство своего рассказа, были изучены The Los Angeles Times, но оказались неубедительными.

На видеокассете, где Хант отвечает на вопросы, он говорит общими фразами, замечая, что различные известные фигуры "могли быть" причастны к заговору. Схема, составленная Хантом во время одного из разговоров с Сент-Джоном, показывает ту же самую операцию ЦРУ, о которой он описал в мемуарах. Ни в одном из отчетов не приводится доказательств, которые могли бы подтвердить, что их отец сделал какое-то разоблачение.

Вдова Ханта и двое ее детей, 27-летний Остин и 23-летняя Холлис, опровергают рассказ братьев. По их словам, эта история появилась в результате давления на старого человека, который за несколько месяцев до смерти уже не мог здраво рассуждать и ясно мыслить.

Киван открыто обвиняет братьев в издевательстве над стариком. Она говорит, что те выжимали из отца драматические признания с целью извлечь финансовую выгоду. Давний адвокат Ханта Бил Снайдер говорит: "Говард просто фантазировал. Никаких доказательств у него не было".

Сент-Джон, усатый мужчина с седеющими волосами и лысиной, имеет собственную причину верить откровениям отца. По его словам, в 1974 году Хант проинструктировал его, как подтвердить его алиби на день убийства Кеннеди, произошедшее 11 лет назад.

"В то время я много лгал ради отца", - рассказывает Сент-Джон.

Братья, оба унаследовавшие от Ханта острый взгляд светло-голубых глаз, признают, что хотели бы заработать на рассказе отца, причем, как говорят они, именно этого Хант и хотел.

"Мой отец умер, ничуть не раскаявшись в том, что сделал", - говорит Дэвид.

"Люди всегда делают что-то подобное", - говорит Сент-Джон о перспективе заработать деньги на деяниях отца. Он не думает, что эта история плохо отразится на репутации покойного: "Мне не кажется дурным то, что он отказался от предложения (принять участие в убийстве)".

Искусный конспиратор Хант мог оставить противоречивые сведения о заговоре против Кеннеди, чтобы защитить своих друзей и удостовериться, что сыновья не смогут раскрыть его тайну.

"Шпионы так и поступают, - говорит Дэвид с кривой улыбкой, напоминающей улыбку отца, которого он никогда, по сути, не знал. - Они живут двойной жизнью и перестраховываются".

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru