Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
20 марта 2007 г.

Николас Кристоф | The New York Times

Иранский оперативник в Белом доме

Если бы 18-летний американский солдат был пойман за передачей конфиденциальных военных документов иранским шпионам, он был бы немедленно арестован, предан анафеме в прессе и брошен за решетку на долгие годы.

Но на самом деле есть американец, который в последние годы оказывал Ирану невыразимо более ценные услуги. Остается только недоумевать: неужели Дик Чейни - иранский агент?

Задумайтесь о том, что первое крупное военное вторжение администрации Буша было направлено на свержение афганского режима талибов, злейшего врага Ирана на востоке. Затем администрация избавила Иран от еще более опасного врага на западе - от режима Саддама Хусейна в Ираке.

Вы действительно считаете это совпадением? То, что из всех 193 стран мира мы просто случайно разгромили именно те два режима, которые причиняли Ирану больше всего неприятностей по соседству?

Более того, подумайте теперь о том, как проходило вторжение в Ирак. США разгромили иракскую армию, свергли партию "Баас" и помогли поставить проиранское правительство в Багдаде. Если бы сценарий наступления писали аятоллы из Ирана, они едва ли справились бы лучше - так что, может быть, сценарий писали действительно они...

Мы сражались с Ираком, а победителем вышел Иран. Что это, совпадение?

Или подумайте о более масштабных политических решениях администрации Буша на Ближнем Востоке. В течение шести лет Белый дом горячо поддерживает сторонников жесткой линии в Израиле и отказывается серьезно заниматься разрешением палестино-израильского конфликта, тем самым подпитывая антиамериканский религиозный фундаментализм. Затем прошлым летом Белый дом поддержал израильское вторжение в Ливан, которое превратило "Хизбаллу", представляющую интересы Ирана, в народных героев практически во всем арабском мире.

Еще подумайте о том, как администрация одновременно столкнула наших бывших союзников в Европе и Азии, сведя на нет шансы выступления единым блоком для борьбы с ядерными амбициями Ирана. Чейни номинально призывает к санкциям против Ирана, но за счет отчуждения наших союзников он делает крайне сложным принятие более жестких санкций.

А потакание пыткам и незаконному удержанию заключенных в Гуантанамо, Белый дом вызвал враждебность мусульман всего мира и сделал нас лицемерами в глазах всего мира, когда мы критикуем нарушения прав человека в арабских странах или Иране.

А как вам нравится высказывание Чейни о пытке, известной как "доска", имитирующей утопление: "С этим мне все ясно", - сказал он. Те, кто пытал заключенных в иранской тюрьме Эвин, должно быть, одобрительно гикали. Им дали добро.

Даже в Иране лидеры этой страны получают помощь от президента Буша и Чейни. Сторонники жесткой линии в Ираке крайне непопулярны и их режим неустойчив, но политика администрации Буша разожгла иранский национализм и предоставила прикрытие жесткому президенту Махмуду Ахмадинежаду.

Почему мы сфокусировались на Дике Чейни, а не на его боссе? Отчасти потому, что Чейни даже в большей степени, чем Буш систематически проталкивает программы, которые явно служат целям Ирана. А внутри страны его роль в скандале вокруг Скутера Либби - и его постыдный отказ объяснить, что он делал на месте преступления - привели к параличу в сфере принятия решений и унизительной ситуации для нашего правительства.

Это тоже совпадение? Или, может быть, это очередной пример того, как Чейни следует указаниям своих иранских боссов с целью причинить вред Америке?

Ну, хорошо, хорошо. Конечно, это все абсурд. Чейни - не иранский шпион. Он также не северокорейский шпион, хотя его политика в отношении Северной Кореи под лозунгом "мы не ведем переговоров с представителями оси зла" привела к тому, что эта страна вчетверо увеличила свой ядерный арсенал. Также маловероятно, чтобы он был шпионом "Аль-Каиды", хотя сейчас "Аль-Каида" получила новую важную базу поддержки в Ираке.

Подобно Кеннеди и Джонсону, которые вторглись во Вьетнам, Буш и Чейни причинили вред интересам Америки не по злому умыслу, а в силу некомпетентности. Я готов поверить, что они искренне желали Америке лучшего, но в итоге получилось только хуже.

Какие же уроки можно извлечь из этого эпизода?

Наши национальные интересы столь же уязвимы для некомпетентности, как и для злонамеренного вреда. Поэтому мы должны распознавать и отказываться от таких политических шагов, которые способны дать такую катастрофическую отдачу.

Общее у таких вредоносных шагов очевидно: отказ вступать в переговоры "со злом"; агрессивная готовность прибегнуть к военной силе для решения проблем; презрение к союзникам; нарушение моральных и юридических принципов для обеспечения неопределенно долгого содержания в заключении и даже пыток, в особенности в отношении людей со смуглой кожей и мусульманским именем.

Когда мы подозреваем, что в нашу среду проник шпион, мы готовы пойти на все, чтобы распознать предателя. На этот раз, когда нас предает не шпион, а неправильная политика, давайте проявим не меньшую решимость. Пора искоренить политику, которая на протяжении последних шести лет причинила американской политике несравнимо больший вред, чем какой-либо шпион за последние 200 лет.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru