Архив
Поиск
Press digest
15 ноября 2019 г.
20 декабря 2007 г.

Соня Марголина | Der Spiegel

Путин - фантом года

Американский журнал Time избрал Владимира Путина персоной 2007 года. Поскольку он имеет большие заслуги в деле стабилизации положения в России, говорится в обосновании. На самом деле этот тезис - всего лишь современная сказка, сочиненная в Кремле, в которую охотно верит Запад

Time каждый год выбирает персону года. Это не почесть, подчеркивает американский журнал, не одобрение или признание всеобщей популярности. Скорее, Time отмечает особо могущественных лиц и силы, которые изменяют наш мир - к лучшему или к худшему.

Уважаемое издание имеет полное право оценивать мировые события, не связывая себя какими бы то ни было принципами. В частности, нравственными: в 1938 году Time избирал персоной года Гитлера, год спустя - Сталина, которому во второй раз этот титул достался в 1942 году, в разгар Второй мировой войны.

В этом году он отдан российскому президенту Владимиру Путину.

Путин не демократ, аргументирует свой выбор издание, и не поборник свободы слова. Его главная заслуга - это стабильность, та стабильность, которая в стране, не знавшей стабильности уже целое столетие, важнее, чем все свободы вместе взятые. Он не реформатор и не автократ, но ему удалось достичь беспрецедентной стабилизации России и снова ввести страну в круг великих держав. Именно за это Time присвоил ему титул персоны года.

Однако мантра российской стабильности, которую в унисон повторяют западные правительства, обманчива. За восемь лет своей безграничной власти Путин ослабил или уничтожил все государственные институты. Ради мнимой стабильности он позволил своим секретным агентам раздробить нефтяной концерн ЮКОС и присвоить себе другие ценные активы, преимущественно в энергетическом секторе. Сращение неконтролируемой власти и многомиллиардного состояния в руках его питерских друзей и коллег привело к созданию могущественной корпорации неформальных игроков, которые контролируют страну методами, свойственными секретным службам. На последних парламентских и предстоящих президентских выборах речь для этой клики идет о жизни и смерти.

Путин теряет контроль

Считать, что Путин держит свое окружение под контролем, по меньшей мере наивно. Слишком многое указывает на то, что все обстоит с точностью до наоборот. Очевидно, Запад быстро забыл об убийствах журналистки Анны Политковской и диссидента из КГБ Литвиненко. О том, насколько нестабильно положение в самой Москве, свидетельствует маленькая война некоторых спецслужб, сопровождающаяся перекрестными арестами их сотрудников. При этом речь идет о больших деньгах - но, прежде всего, пожалуй, о том, чтобы показать главе Кремля, за кем таки в стране последнее слово.

Вряд ли кто-то сомневается в том, что аресты носят политический характер. Они призваны продемонстрировать Путину, чьи интересы должны выйти на первый план в следующем избирательном цикле. Все чаще ставится вопрос, насколько Путин еще остается хозяином в доме или он уже скорее пешка в игре соперничающих кланов. Даже заблаговременное согласие стать премьер-министром при его преемнике Дмитрии Медведеве свидетельствует о его боязни уйти из политики, не испытывая при этом страха за свою жизнь. Путин неоднократно отвергал предположение, будто он хочет стать премьер-министром. "Уйти нельзя остаться" - тому, кто без устали повторяет мантру стабильности системы Путина, остается только правильно поставить запятую.

В России бурно развивается экономика и растет уровень жизни. Но без правового государства, без судебной зашиты основополагающих прав возможно все что угодно - но только не стабильность.

Государство без институтов имеет правителя, но править он не может. Указы, исходящие сверху, застревают в дебрях чиновничьей волокиты, саботируется решение самых насущных проблем. Стабильность системы Путина - это не более чем виртуальная реальность. Эффектный пиар-трюк, за которым скрываются паника верхов и страхи низов.

Подобный скептический взгляд Запад считает преувеличением, к которому склонны, в частности, проигравшие российские демократы. Ведь именно Путин замирил Чечню. Ведь именно Путин превратил страну в одну из ведущих экономических держав. Ведь именно Путин создает в Европе рабочие места в экспортных отраслях, обеспечивает концернам миллиардные инвестиции и обещает бесперебойное энергоснабжение.

Инфляция, бедность, коррупция

На самом деле это не Путин - а Его Величество Случай. Путину невероятно повезло. Его президентство совпало с ростом цен на энергоносители.

Однако условия для роста экономики были созданы еще при Ельцине. Скоро мы увидим, удержит ли Путин в своих руках птицу счастья, которая сделала персоной 2007 года неизвестного сотрудника невидимого фронта холодной войны.

Многие из его сограждан в этом не уверены. Ведь пусть в Чечне установлен сталинский мир, однако в гражданскую войну втянулись другие кавказские республики. Приложение в Ингушетии и Дагестане очень похоже на чеченское. Кавказ остается нестабильным кризисным очагом. Инфляция, как и пропасть между богатыми и бедными, бьет все новые рекорды. А безбрежная коррупция поглощает страну.

Сказка о стабильности культивируется на Западе потому, что Путин под давлением интересов экономики и безопасности полностью распростился с политикой, базирующейся на общечеловеческих ценностях. Мнимая стабильность - это риторическая кулиса, которая делает возможной оправдание вынужденного партнерства с авторитарным и непредсказуемым государством.

Но все же будем надеяться, что на фоне голой "реальной политики" Запад полностью не утратит свое чувство реальности.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru