Архив
Поиск
Press digest
15 января 2021 г.
20 июля 2007 г.

Карло Бонини | La Repubblica

"Истинный конфликт из-за энергетического сырья, царь хочет подчинить Европу"

Гудок. Два гудка. Голос Бориса Березовского.

- Я должен быть искренним? Вы действительно хотите знать, что в эти часы происходит между Москвой и Лондоном?

- Господин Березовский, что происходит?

- Позабудьте о политике. Забудьте о войне шпионов и забудьте даже о Владимире Путине.

- Что же остается?

- Газ и нефть.

- При чем здесь это?

- Дело Литвиненко-Березовский, назовем его так, лишь последний инцидент в ходе конфликта между Россией и Западом, суть которого связана не столько с жизнями и судьбами отдельных личностей, с экстрадицией убийцы, которого зовут Андрей Луговой, с ликвидацией оппозиционеров, укрывшихся за границей, сколько с контролем и обеспечением энергетическим сырьем, от которого зависит равновесие в мире. Россия Владимира Путина - в одном шаге от реализации монополии, которая сводит воедино источники энергетического сырья и средства доставки его из Сибири и с Ближнего Востока. Это значит - огромная власть, огромные богатства, новые лобби и пересмотр геополитического баланса сил с крупными державами Запада. Во главе с Великобританией и Соединенными Штатами. Почему же вы ждете от Москвы другой реакции в отношении истории, связанной с Литвиненко и мной? Россия сегодня объективно выступает - я подчеркиваю, объективно, - как враг Запада. Она хочет завладеть богатством Запада. И ее позиция в этом кризисе с Лондоном является отражением и следствием этих планов. Москва не хочет разрыва - Москва уже порвала с этой частью мира.

- Но как в этот сценарий вписывается смерть Литвиненко?

- Я продолжаю испытывать убеждение, что причиной убийства Александра является бизнес. В последний период своей жизни он начал заниматься вопросом о деньгах лоббистов, которые поддерживают Кремль Путина.

- По данным британского правосудия, убийцу зовут Андрей Луговой и он является бывшим агентом КГБ. Быть может, правомерно мнение, что бывший агент просто захотел свести счеты с тем, кто предал Россию, сдав Лондону свою агентурную сеть. Или нет?

- Эта история контактов Литвиненко и меня с британскими секретными службами - глупость. Никто никого никогда не "продавал" англичанам. Я за семь лет, которые здесь нахожусь, контактировал лишь со Скотланд-Ярдом. И потом, как я говорил на недавней пресс-конференции в Лондоне о планах моего устранения, в России не проблема найти какого-нибудь бывшего агента КГБ, который за пачку денег согласится дать себя арестовать, приговорить, и спустя 10 лет будет жить на деньги, заработанные за отсидку. В Москве, его, возможно, будут почитать как героя.

- Вернемся к Луговому. Вы 6 февраля этого года, за три месяца до официального предъявления ему обвинения (22 мая) королевским прокурором, назвали его в интервью ВВС убийцей Литвиненко. И вы утверждаете, что назвал это имя именно Литвиненко перед свой смертью. У вас были или имеются другие основания для уверенности в его виновности?

- Одно из кресел в моем офисе в Мэйфейр.

- А что за история с креслом?

- На нем сидел Луговой за день до того, как был отравлен Литвиненко. Он пришел ко мне в офис поприветствовать меня и поболтать. Когда Скотланд-Ярд обследовал мой офис, то в этом кресле были обнаружены следы полония в страшных концентрациях. Я не думаю, что требуются иные доказательства. Кроме того, я лично сказал обо всем Луговому.

- Когда?

- Мы говорили по телефону через несколько дней после смерти Литвиненко. Луговой к тому времени уже вернулся в Москву.

- И что вам сказал Луговой?

- Он спросил меня, что я думаю по поводу смерти Александра. Я помню это, как будто бы это было вчера. Он сказал мне: "Борис, ты меня знаешь, ты действительно думаешь, как мне говорят, что я виновен в смерти Александра?" Я ответил ему: "Андрей, я не только думаю, я уверен в этом". И добавил: "Если я ошибаюсь, ты можешь это доказать. Возвращайся в Лондон, приходи в Скотланд-Ярд и расскажи, как обстоят дела. Тебе нечего бояться. Британская судебная система не такая, как в России". Он пробормотал что-то бессмысленное, сказав, что боится, что на него будут оказывать давление.

- Вы были другом Лугового.

- Я бы сказал, даже больше. Андрей был членом семьи. В 1996 году, когда он ушел из КГБ, я назначил его начальником службы безопасности ОРТ, телеканала, который мне принадлежал. А после этого он был начальником охраны моей дочери в Санкт-Петербурге. Еще и поэтому Литвиненко ему слепо доверял. Можно себе представить, как я был поражен, когда узнал, что он убил Литвиненко. Иными словами, если захотят убить, то выбирают для этого друга. Так же должны были действовать и в отношении меня.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru