Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
20 мая 2013 г.

Эллен Барри | The New York Times

Ожесточенную теневую войну в Дагестане ведут "множество Царнаевых"

"Стройный молодой человек 22 лет, бывший боевик подполья, вновь явился в Хасавюрт, пристыженный и раскаявшийся, по приказу местных чиновников. По его словам, его заставило взяться за оружие и "уйти в лес" промывание мозгов, и он искренне хочет это забыть", - пишет корреспондент The New York Times Эллен Барри.

Полугодовое пребывание Тамерлана Царнаева в Дагестане привлекло необычно много внимания к медленно накаляющейся подпольной борьбе на Северном Кавказе, говорится в статье.

Царнаев производит впечатление чужака, пытавшегося на ощупь разобраться в подпольной борьбе, которая выглядела совсем не так, как в историях, которые он слышал, подрастая в семье чеченских беженцев.

"Молодые люди уходили из дома, чтобы потом вновь появиться в списках убитых после жестоких контртеррористических операций", - пишет автор статьи. Хотя число боевиков, возможно, не превышает нескольких сотен, на их стороне обширная и невидимая поддержка простых людей, даже офицеров полиции, которые помогают им из страха или сочувствия.

"Вы хотите поговорить о Царнаевых. Знаете, сколько у нас таких Царнаевых?" - приводит слова мэра Хасавюрта Сайгидпаши Умаханова издание.

"Они не могут вернуться - нет пути назад. Вот в чем проблема", - говорит Умаханов.

"Именно на этом фоне явившийся к нему Джабраил Алтысултанов пытается найти свой путь "назад из леса", как здесь говорят", - пишет Эллен Барри.

Он рассказал историю того, как он и другие спортсмены из его секции по борьбе попали под влияние харизматичного старшего спортсмена Рустама Хаманаева.

Однажды им сказали собраться у заброшенного склада, выдали автоматы, погрузили в фургон и повезли в лагерь, передает рассказ Алтысултанова издание.

"Потому что Хаманаев так говорил, я думал, что мусульманин должен жить в шариатском государстве. Такая была цель", - вспоминает он.

Попытка дагестанских властей реабилитировать боевиков была сама по себе экспериментальной, предпринятой, когда Дмитрий Медведев, будучи президентом России, пробовал найти более мягкие подходы к упорному сопротивлению властям на Кавказе, напоминает Эллен Барри.

Самое серьезное препятствие на пути к этому - недоверие молодых людей полиции, передает издание слова Сапийят Магомедовой, хасавюртского адвоката, представляющей интересы людей, обвиненных в пособничестве боевикам. Ее саму избили до потери сознания в полицейском участке в 2010 году, когда она пыталась добиться, чтобы ее пропустили к клиенту.

Семь человек ушли из вооруженной группировки прошлой осенью, в том числе Алтысултанов, пропавший за три месяца до этого. Все семеро принесли ритуальные извинения перед камерами и сбивчиво попытались объяснить свои мотивы: безработица и невозможность платить взятки за поступление в ВУЗ, говорится в статье.

"Сейчас Алтысултанов работает у своего дяди в строительном бизнесе", - пишет автор статьи.

"Невозможно знать наверняка, (...) сколько всего на самом деле было прощено и сколько забыто", - отмечает Эллен Барри.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru