Архив
Поиск
Press digest
14 ноября 2018 г.
21 апреля 2014 г.

Марие Катарина Вагнер | Frankfurter Allgemeine

Великая тайна мнимого обещания Геншера

18 марта во время очередного сеанса общения с народом президент Владимир Путин аргументировал "возвращение" Крыма в состав России, в частности, тем, что Запад нарушил обещание в обмен на воссоединение Германии отказаться от расширения НАТО на восток. "При этом ему не было дела до исторического события, его интересовало только оправдание своей нынешней политики", - пишет Марие Катарина Вагнер. В статье для Frankfurter Allgemene она восстанавливает ход событий, послуживших основой для этого мифического, с ее точки зрения, тезиса.

Как пишет в мемуарах бывший министр иностранных дел Ганс-Фридрих Геншер, в январе 1990 года его впервые посетила мысль, что "принадлежность единой Германии к НАТО породит ряд сложных вопросов" (10 февраля того же года он выскажет ее в беседе с советским коллегой Эдуардом Шеварднадзе). 31 января 1990 года, выступая в евангелической академии в Тутцинге, Геншер по собственной инициативе, без согласования с канцлером Колем, обратился к НАТО с требованием подтвердить: "что бы ни происходило в странах Варшавского договора, расширения территории НАТО на восток, то есть ближе к границам Советского Союза, не будет". Свое требование Геншер мотивировал тем, что перемены в Восточной Европе "не должны наносить ущерб советским интересам в области безопасности". Он также добавил, что территорию ГДР не следует включать в военную структуру НАТО. Впоследствии основные положения этой речи получили название "Тутцингской формулы", говорится в статье.

Поначалу и бундесканцлер Коль, и госсекретарь США Джеймс Бейкер поддерживали позицию Геншера, продолжает Вагнер. 9 февраля, во время встречи с советским лидером Михаилом Горбачевым Бейкер сказал, что военное присутствие НАТО не будет "ни на один дюйм" расширено в восточном направлении. На следующий день прошли переговоры Геншера с Шеварднадзе, а Коль встречался с Горбачевым, и тот сказал, что вопрос об объединении Германии надлежит решать только самим немцам.

"Впоследствии и Геншер, и Бейкер отвергали попытки трактовать их тогдашние высказывания как обещания", - пишет Вагнер. Геншер в интервью Der Spiegel в 2009 году сказал, что хотел лишь "помочь [советскому руководству] преодолеть препятствие", преграждавшее путь к объединению Германии. Бейкер, в свою очередь, заявил, что имел в виду лишь территорию ГДР и ничего больше.

В то же время протокол встречи Геншера и Шеварнадзе "показывает, что Геншер говорил именно о Восточной Европе", говорится в статье. "Но не мог же Геншер думать, что можно между делом определить архитектуру безопасности на ближайшие несколько десятков лет, - размышляет автор. - Более вероятно, что данное высказывание, как и все остальные высказывания немецкой стороны в этот период, было направлено на достижение одной цели - воссоединения". Как и Горбачев, Геншер помнил о заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки, 1975), в котором всем подписавшимся гарантировалось право самостоятельно выбирать себе союзников. Бонн не мог отказать в этом праве странам Варшавского договора, заранее лишив их возможности вступить в НАТО, убеждена Вагнер.

По ее мнению, вскоре после февральской встречи в Москве "Тутцингская формула" "безвременно почила". Уже в ходе встречи 24-25 февраля в Кэмп-Дэвиде президенту Бушу удалось "убедить Коля, который поначалу был настроен скептически", что эта концепция нежизнеспособна. На итоговой пресс-конференции Буш и Коль, как пишет автор статьи, "представили до сих пор сохраняющую актуальности позицию: самая большая уступка Советскому Союзу, на которую готов пойти Запад, состоит в особом военном статусе Восточной Германии. Об отказе от расширения НАТО на восток больше не было и речи".

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru