Архив
Поиск
Press digest
24 ноября 2020 г.
21 апреля 2020 г.

Анна Немцова | The Daily Beast

Русский фатализм имеет роковые последствия в отношении COVID-19

"Когда президент России Владимир Путин, наконец, решил в конце прошлого месяца признать, что Россию не обошла стороной волна болезни, охватившая ее китайских и европейских соседей, и призвал россиян серьезно отнестись к угрозе, которую игнорировал он, он попросил их не полагаться "на наше русское авось", - пишет The Daily Beast.

"Это интересное слово, играющее "огромную роль" в культуре, указывает исследовательница Анна Вежбицкая в своем классическом исследовании выражений, которые практически невозможно перевести. По сути, это позиция, согласно которой "жизнь непредсказуема и неуправляема, и не нужно чересчур полагаться на силы разума, логики или на свои рациональные действия", - пишет она. "Самое лучшее, что остается делать, это положиться на удачу".

"Но если Путин серьезно хотел, чтобы россияне отказались от "авось" перед лицом этой смертоносной пандемии, это тоже было необоснованным оптимизмом. Действительно, можно задаться вопросом, рассчитывал ли он сам на удачу в тот день, когда посещал больницу, заполненную пациентами с коронавирусом, в прошлом месяце и публично пожал руку директору, который впоследствии заболел этой болезнью", - говорится в статье.

"В любом случае сегодня на улицах российских городов, особенно за пределами Москвы, мы видим фатализм с потенциально фатальными последствиями, - пишет автор публикации Анна Немцова. - Несмотря на сотни задержаний - и штрафы за нарушение режима самоизоляции, которые даже москвичи считают огромными - в метро полно людей, а в киосках продолжают продавать фаст-фуд".

"Москвичка Татьяна Дубровина, активистка Центра Сахарова, в пятницу отправилась к банку в районе Октябрьского Поля в центре Москвы. "Это выглядело как параллельный мир. KFC продавал еду из окна, по соседству было открыто кафе, мимо проходили люди, как будто не было эпидемии коронавируса", - рассказала Дубровина The Daily Beast.

(...)

"Поколения русских поэтов и писателей писали о нашей смеси беспечности и фатализма перед лицом разрушительного кризиса. Лев Толстой, например, считал, что эти взгляды коренятся в мудрости народа, который разделяет глубокое убеждение, что жизнь подобна реке, течению которой невозможно противостоять, и требует, чтобы ее принимали такой, какая она есть. Платон Каратаев, крестьянин-философ из "Войны и мира" Толстого, учит благородного Пьера Безухова жить "не нашим умом, а Божьим судом".

"Один из популярных современных писателей и поэтов, Дмитрий Быков, говорит, что сегодня фатализм так же привлекателен для россиян, как и для тех, кто жил раньше: "Здесь-то роль личности ничтожна совершенно, здесь история идет заранее предначертанным циклическим ходом, и человек не может этот цикл остановить, по крайней мере, пока. Наверное, где-то в мире, наверное, где-то в других армиях диспозиции, планы и проекты имеют какой-то смысл. В России - никакого, в России план строится только для того, чтобы от него отступать. Это интересно, и во всяком случае, мне это представляется таким занятным вызовом", - сказал недавно Быков на радиостанции "Эхо Москвы".

"57-летний заводской рабочий в небольшом городе Кстово Нижегородской области в четверг стоял в очереди у контрольно-пропускного пункта нефтеперерабатывающего завода "Лукойл". Как и у многих людей там, маски у него не было. "В наших аптеках их нет", - пояснил он The Daily Beast. Так что чего беспокоиться? К настоящему времени в Кстово, городе с населением 67 623 человека, расположенном вблизи реки Волги, зафиксировано 14 подтвержденных случаев заболевания COVID-19. "Наши ребята не волнуются из-за китайского вируса, - сказал он, - наши тела хорошо простерилизованы - мы больше беспокоимся о потере работы здесь. "Лукойл" - лучший работодатель в городе".

"Большой театр закрылся на карантин в середине марта, но более 100 его артистов продолжили работу и организовали концерт "Мы вместе", который транслировался на телеканале "Россия 1" 11 апреля. Когда пришли результаты теста на COVID-19, его обнаружили у 34 работников театра", - напоминает издание, добавляя также, что все российские солдаты, до недавнего времени участвовавшие в репетициях ежегодного парада в ознаменование поражения нацистской Германии 75 лет назад, отмененных только на прошлой неделе, помещены на карантин, а вся военная техника и составы, на которых перевозили военных, сейчас дезинфицируются. (...)

"В течение большей части XIX века фаталисты были героями в русской литературе. Григорий Печорин, любящий приключения молодой офицер Михаила Лермонтова из романа "Герой нашего времени" - один из самых известных примеров. Сосланный из Санкт-Петербурга за участие в дуэли, Печорин отправляется на поля сражений на Кавказе, где он играет со смертью, но вскоре ему становится скучно под свистящими пулями", - отмечается в публикации.

"Ирина Юхнова, профессор филологических наук, изучала феномен фатализма в романе Лермонтова. "Печорин - чистый фаталист, он считает, что находится в руках судьбы, - расказала Юхнова The Daily Beast. - Но то, что считалось смелым на войне, не помогло во время пандемии". Лермонтова воспитывала его бабушка, которая, возможно, спасая жизнь молодого человека, была убежденной сторонницей изоляции во время эпидемий. Будучи подростком, Лермонтов пережил разрушительную пандемию холеры, в результате которой в России погибло более 190 тыс. человек. (...) Бабушка Лермонтова планировала спасти свою семью, не позволяя судьбе сыграть свою роль; она запаслась едой и заперла ворота семейной резиденции, чтобы дождаться разрушительной эпидемии".

"Именно во время той же эпидемии холеры в 1830 году поэт Александр Пушкин отправился в провинцию по делам - (...) в Болдино, к востоку от Москвы. Пушкин планировал провести всего месяц вдали от своей прекрасной невесты Натальи Гончаровой, но убийственное распространение холеры заставило поэта остаться там на три месяца. Это оказались самые плодотворные месяцы в жизни Пушкина. (...) По словам Юхновой, той осенью поэт был неугомонным, и на самом деле пытался нарушить карантин несколько раз. "Пушкин пытался сбежать из Болдино, но каждый раз его останавливали на контрольно-пропускных пунктах и возвращали обратно", - рассказала она.

(...) Пушкин писал своему другу: "Эй, смотри: хандра хуже холеры, одна убивает только тело, другая убивает душу. (...) Холера на днях пройдет, были бы мы живы, будем когда-нибудь и веселы".

Источник: The Daily Beast


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru