Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
21 апреля 2020 г.

Эндрю Хиггинс | The New York Times

В условиях пандемии отдаленный российский регион дает приказ о блокировке информации

"Почти такой же большой, как Калифорния, но имеющий лишь несколько, в основном, дряхлых советских больниц, отдаленный северный российский регион Коми является коронавирусной чашкой Петри ужасов, ожидающих крупнейшую страну мира", - пишет The New York Times.

На фоне растущих свидетельств того, что патоген уже нарушил слабую защиту Коми, "местные власти предприняли энергичные шаги для сдерживания кризиса: полиция вызвала критиков регионального правительства, чтобы спросить, откуда они узнали о вспышке в больнице, хотя чиновники Коми настаивали на том, что случаев заражения нет", говорится в статье. "Среди тех, кого вызвали на допрос, был Павел Андреев, директор "7x7 ", независимого онлайн-журнала, который в прошлом месяце раскрыл, как хирург государственной больницы Коми, больной COVID-19, заразил пациентов. По словам Андреева, полицейский, который проводил допрос, в основном интересовался комментарием, который директор издания опубликовал в интернете и где говорилось: "Государству доверять нельзя даже в больницах". Андреев, которому не предъявили обвинений и даже не попросили удалить пост, сказал, что встреча была не столько угрожающей, сколько озадачивающей: кот уже выскочил из мешка, так что "зачем тратить на это время и силы?"

"Полицейское вмешательство проводилось по указанию министра здравоохранения Коми, которого на прошлой неделе уволили за несоответствующее обращение с пандемией. Это указывает на одно из самых больших препятствий России на фоне того, как она пытается поставить под контроль распространение вируса в своей обширной и часто ветхой глубинке: грубая бюрократическая машина, в первую очередь, направленная на защиту чиновников, даже после того, как они теряют свои места, а не на обеспечение защиты общественности или ее здоровья", - говорится в статье.

"В отличие от Китая, который регулярно арестовывает правительственных критиков или просто заставляет их исчезнуть, в то же время вычищая в интернете комментарии о коронавирусе, которые не нравятся властям, Россия - не безжалостно эффективное полицейское государство, а скорее стихийная конфедерация бюрократов", - пишет газета.

(...) "Столкнувшись с пандемией, которая не реагирует на неизменные кремлевские инструменты пропаганды и репрессий, президент России Владимир Путин преимущественно делегировал решение вопросов с коронавирусом региональным лидерам. Сделав это, Кремль лишь усилил инстинкты, глубоко укоренившиеся во многих местных органах власти, нацеленные на сокрытие плохих новостей", - полагает The New York Times.

(...)

После трех дней утверждений о том, что новых случаев коронавируса в Коми нет, регион с населением менее миллиона человек на прошлой неделе сообщил о 97 новых инфекциях. (...) Признание Коми нового всплеска инфекций последовало за гневным предупреждением, которое сделал региональным лидерам Путин, уволивший губернатора Коми в прошлом месяце после более раннего всплеска случаев коронавируса, сообщается в публикации.

(...)

"Благодаря работе независимых новостных изданий, таких как "7x7" и постам в соцсетях, в Коми уже несколько недель известно, что больница в Эжве, промышленной зоне, расположенной недалеко от столицы региона, стала горячей зоной в марте после того, как тамошний хирург, доктор Андрей Керн, продолжал работать, несмотря на наличие симптомов вируса. Доктор, близкий родственник высокопоставленного сотрудника правоохранительных органов, и его жена заразились вирусом от своей дочери, которая вернулась в Коми в начале марта после поездки в Европу. Ввиду ограниченного доступа к тестам, персонал больницы в Эжве попросили наблюдать за своим дыханием, проверяя наличие признаков болезни, и сделать рентген, неэффективный, но недорогой способ обнаружения COVID-19 в легких", - передает газета.

"Карина Татаренко, экономист из Сыктывкара, столицы области, рассказала, что ее 83-летняя бабушка, диабетик, была госпитализирована в больницу Эжвы в декабре для ампутации ноги. По словам Татаренко, женщина, Лидия Тиртичи, успешно прооперированная инфицированным хирургом, хорошо перенесла операцию и, идя на поправку, очень хотела вернуться домой. Но ее палата была внезапно закрыта без объяснения причин, и ей пришлось остаться на месте. Татаренко, которой было запрещено входить в больницу, безуспешно пыталась больше недели связаться со своей бабушкой и с хирургом по телефону, чтобы спросить, что происходит. В начале апреля ей позвонили из больницы: ее бабушка умерла, - говорится в материале. - В свидетельстве о смерти причина смерти указана как "атеросклероз конечностей", затвердение артерий, часто ассоциируемое с диабетом, и "системное воспаление неинфекционного происхождения". Однако когда внучка пошла в морг, чтобы забрать тело, ей сказали, что настоящей причиной смерти стала легочная недостаточность из-за коронавируса".

"Невозможно узнать, сколько свидетельств о смерти было сфальсифицировано по всей стране, чтобы скрыть количество смертей от COVID-19. Но был ряд подтвержденных случаев, когда смертельные случаи от коронавируса классифицировались неверно ошибочно и явно преднамеренно", - пишет The New York Times.

"Задыхаясь от слез во время телефонного разговора из Коми, Татаренко сказала, что планирует подать жалобу на преступную халатность хирурга, который прооперировал ее бабушку и, очевидно, заразил ее. Государственная больница, сказала она, "на протяжении дней отказывалась мне что-либо рассказывать, а потом соврала о том, почему она умерла".

"Российские врачи, находящиеся под огромным давлением с тем, чтобы продолжать работать, стали частым вектором распространения коронавируса. Вспышки в южном городе Ставрополе; в Иванове к западу от Москвы; и в Уфе на Урале все были связаны с зараженными врачами. Клиника в московском районе Митино была закрыта на прошлой неделе после того, как главный врач заразил нескольких пациентов, - напоминает газета. - Глава Роспотребнадзора, агентства по здравоохранению и защите прав потребителей, стоящего на переднем крае борьбы России с пандемией, заявил в понедельник, что на медицинские учреждения приходится более половины из 74 "горячих точек" инфекции, выявленных на сегодняшний день по всей стране".

"Региональные чиновники здравоохранения в Коми с опозданием признали вспышку в Эжве. Но вместо того, чтобы изолировать больницу, они начали перемещать пациентов, у которых не было симптомов COVID-19, в большую и лучше оборудованную больницу в столице, Сыктывкаре, а затем в другие учреждения, где они распространяли болезнь. Через несколько дней в Коми внезапно появились сотни коронавирусных инфекций, почти столько же, сколько в Санкт-Петербурге. Не в силах скрыть цифры, чиновники Коми наконец-то признали наличие серьезной проблемы и были немедленно наказаны Кремлем. Путин сменил губернатора области. Министр здравоохранения Коми тоже быстро потерял работу. Перестановка доказала правоту местных журналистов и активистов, которые изо всех сил пытались поднять тревогу", - отмечает газета.

"Новый губернатор, по образованию эпидемиолог, был более прозрачным, но бюрократия, которую он унаследовал, все еще склоняется к запутыванию. Телеканал, контролируемый региональными властями, взял интервью у двух сыктывкарских врачей, которые, несмотря на то, что выглядели измотанными и испуганными, настаивали на том, что у них есть все необходимое, чтобы держать вирус под контролем и "продолжать заниматься любимым делом", - сообщает издание.

(...) "Математические модели, подготовленные двумя российскими институтами, предсказывают, что вспышка эпидемии достигнет своего пика в Коми в начале мая, что приведет к заражению до 50 тыс. человек, что в 100 раз больше по сравнению с текущим числом подтвержденных случаев", - говорится в статье.

"Эрнест Мезак, правозащитник из Коми, который расследовал фиаско в Эжве, сказал в телефонном интервью, что он не думает, что местные чиновники получали какие-либо приказы о необходимости лгать из Москвы - они просто боялись говорить правду в системе, которая оставляет мало стимулов для честности . "Путин не сидит в бункере, веля всем скрывать правду, - говорит Мезак. - Местные чиновники лгут, потому что это то, что они всегда делали. Это привычка".

"Один доктор из крупнейшей в Сыктывкаре больницы, с которым связались по телефону, настаивал, чтобы его имени не называли, потому что он боится потерять работу. Он описал ситуацию в Коми как "шоу ужасов", потому что без широкого надежного тестирования никто не знает, сколько людей заражены и где они находятся. По его словам, некоторых пациентов, имевших контакт с зараженным врачом в Эжве, просто выписали из больницы и разрешили вернуться в свои дома в окрестностях Коми. Других, которые все еще нуждались в лечении различных заболеваний, не связанных с коронавирусом, в основном, перевели в Сыктывкар без проверки на наличие вируса".

Андреев, директор "7х7", отмечает, что даже сотрудник полиции, который допрашивал его, похоже, признал, что расследовать нечего. "Как только машина начинает двигаться, ее очень трудно остановить, - говорит Андреев. - У нашей бюрократии есть своя странная внутренняя логика".

В написании статьи приняла участие София Кишковски

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru