Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2021 г.
21 февраля 2005 г.

Вил Стюарт, Наташа Кук | The Telegraph

Бабушка пыталась продать внука торговцам органами

Казалось, что после всех бед судьба наконец улыбнулась Андрею Ткачеву - его усыновила британская семья. Но сегодня бабушка Андрея, выйдя из тюрьмы, угрожает разрушить его хрупкое счастье.

Когда Нина Ткачева смотрела на своего внука Андрея, она видела только одно: деньги. Сто тысяч долларов! С этой суммой она сможет купить себе квартиру, машину и зажить новой жизнью, забыв о своем прежнем занятии - торговле на рынке. Ценой, которой она собиралась за это заплатить, была жизнь ее пятилетнего внука. Она продаст его, затем его убьют с помощью смертельной инъекции, из тела изымут органы, которые за большие деньги продадут на европейском черном рынке.

Она стала искать покупателей, а мальчику (которого ранее бросили родители) говорила, что скоро он будет жить в богатой семье, которая повезет его в Диснейленд.

В 2000 году на площади возле рынка в Рязани продажа состоялась. Бабушка получила за юную невинную душу ребенка сумку, наполненную наличными. Но едва Ткачева собралась отдать мальчика, как она была арестована "покупателем", который на самом деле оказался сотрудником милиции. Вся эта сделка была заснята на камеру.

Как могла женщина сделать такое с ребенком, тем более в России, где по традиции бабушки часто более близки с детьми, чем их собственные матери?

В 2000 году Ткачеву посадили на пять лет в тюрьму за попытку продать Андрея мужчине, который, как она считала, являлся торговцем человеческими органами. Сам Андрей был "осужден" на жизнь в детском доме, в одной комнате с 8 детьми, где у него была только одна игрушка - плюшевый серый кролик. Но супружеская пара из Шотландии изменила судьбу Андрея. Шон и Жозефина Монкур, родители пятерых собственных детей, были так тронуты историей Андрея, о которой они узнали из телепередачи, что три года положили на борьбу за то, чтобы усыновить мальчика.

Андрей поселился в новой семье, все складывалось хорошо. Но затем бабушка вновь дала о себе знать. Она досрочно, через четыре года, освободилась из заключения и теперь заявляет - и это после того, что она сделала! - что она хочет получить прощение своего внука. В интервью, которое она дала после своего освобождения, Ткачева имела наглость говорить о своей любви к Андрею, а также о том, что она хочет заниматься его воспитанием.

Это стало очень неприятной новостью для семьи Монкуров. Для усыновления Андрея им пришлось пройти через массу бюрократических формальностей и много раз ездить в Россию. Затем, когда Андрей приехал в Великобританию в июне 2003 года, ему пришлось приспосабливаться к новой жизни, другой культуре и учить другой язык. Андрею тогда было всего семь лет, но любовь новой семьи помогла малышу преодолеть трудности.

"Год назад Андрей был совсем другим, - рассказывает Жозефина Монкур. - Он не хотел, чтобы я оставляла его одного ни на минуту, так как боялся, что его бросят. Сегодня же Андрей - это веселый, уверенный в себе мальчик, который стал частью нашей семьи".

Поэтому важно, чтобы Ткачева не вмешивалась в жизнь Андрея, считает его новая семья. После своего преступления она утратила все права на Андрея, но все еще пытается отрицать, что повела себя неправильно. Сидя в доме своей сестры, Ткачева говорит: "Я скучаю по своему внуку, каждый вечер смотрю на его фотографию и думаю о нем. Надеюсь, его новые родители будут учить его русскому языку. Боюсь, что Андрей забудет свой родной язык, и поэтому я не смогу в будущем с ним общаться. Я люблю Андрея и хочу увидеть его снова, увидеть, как он подрастает. Я не хочу, чтобы он забыл меня, и боюсь, что он будет помнить только то плохое, что ему говорят люди обо мне, а не то, как сильно я его любила и хотела для него лучшего. Надеюсь, Андрей простит меня".

Невероятно, но она заявляет, что все было подстроено милицией, и на самом деле она не собиралась продавать внука.

"Я никогда не собиралась продавать своего внука, - говорит Ткачева. - Я просто хотела найти для Андрея богатых родителей, потому что в то время я не имела возможности его содержать. Я думала, что нашла таких родителей, и, когда меня арестовали, я просто не понимала, в чем меня обвиняют. Я не разбираюсь во всех этих юридических тонкостях. Да и было поздно что-либо делать - все были уверены в том, что я виновна".

Правда заключается в том, что Ткачева еще до этого эпизода была на подозрении у милиции. В милиции знали, что Ткачева говорила в детском доме, что Андрея вскоре усыновят богатые американцы. Затем она попыталась купить фальшивое свидетельство о смерти, которое намеревалась использовать после того, как ее внука продадут и убьют. Милиция спасла жизнь Андрея тем, что пустила бабушку по ложному следу и вывела ее на контакт со своим агентом.

Приемный отец мальчика Шон Монкур скептически относится к словам о том, что бабушка Андрея испытывает угрызения совести и хочет видеть внука, которого ранее обрекла на смерть. "Это ни в какие ворота не лезет! Как она может забыть о том, что совершила?" - восклицает он. Его жена добавляет: "У Андрея в душе - зияющая рана от того, что произошло с ним. Мы не считаем, что такая встреча в его интересах".

Эта супружеская пара повернула жизнь Андрея к лучшему и дала ему все, о чем может мечтать ребенок. Супруги Монкур говорят, что это был их долг - помочь Андрею.

Миллионы людей во всем мире видели шокирующие кадры видеосъемки о том, как Ткачева пыталась продать Андрея: вот бабушка стоит у фонтана и обсуждает условия сделки; Андрей пытается убежать; милиционер успокаивает мальчика, протягивая ему плитку шоколада; мальчик хочет поделиться шоколадкой со своей бабушкой, не понимая, что она только что сделала.

"Мы все время только и говорили об Андрее и все время думали о нем, - рассказывает 58-летний Шон Монкур, который вместе с женой владеет гостиницей. - Раньше мы никогда даже и не думали о том, чтобы усыновить ребенка, до тех пор пока не увидели лицо этого мальчика".

Супругов поразило внешнее сходство между Андреем и их сыновьями. "Нам показалось, что не наш сын, а сам Андрей смотрит на себя по телевизору".

Шона и Жозефину Монкур удивляет, почему никто, кроме них, не изъявил желания помочь ребенку. "Мы думали, что многие российские семьи захотят усыновить Андрея, но этого не случилось", - говорит Шон Монкур.

Семья Монкуров связалась с телекомпанией, которая передала репортаж о злоключениях Андрея, и телекомпания дала им адрес детского дома в Рязани. Никто в детском доме не говорил по-английски, поэтому Монкурам пришлось искать переводчика. Российские власти потребовали провести ряд проверок в отношении их семьи, на оформление всех бумаг ушло несколько месяцев. Наконец все бумаги пришли в Лондон, в британское Министерство иностранных дел, и там на каждую из 140 страниц дела потребовалось поставить официальный штамп, что обошлось в 17 фунтов стерлингов за каждую страницу.

Семья Монкуров опасалась, что после всех титанических усилий при встрече Андрей отвергнет их. Но этого не произошло. Затем еще было нужно провести медицинские обследования, а также пройти шестинедельный период расставания - обычная практика при усыновлении в случае, если у какой-то из сторон есть сомнения. Для того чтобы Андрей легче пережил расставание с прежней жизнью, Монкуры оставили ему альбом с фотографиями их семьи и каждую неделю отправляли в детский дом сообщения по электронной почте о том, что они не забывают Андрея и приедут к нему как можно скорее.

Разлука растянулась не на шесть недель, а на четыре месяца: детский дом был закрыт на карантин из-за кори. В конце концов была назначена дата судебного заседания по вопросу об усыновлении Андрея, и чета Монкуров вновь приехала в Россию. Они вспоминают, как судья сказал им: "Поздравляю, решение принято в вашу пользу, вы - друзья России, и мы в долгу перед вами". После этого Монкурам осталось завершить бюрократические формальности: собрать все бумаги воедино, получить свидетельство о рождении и свидетельство об усыновлении, а также подать документы в британское посольство на выдачу визы Андрею.

На следующий день они втроем пошли гулять по городу. Когда они дошли до той площади, где бабушка собиралась продать Андрея, он указал рукой на фонтан и сказал: "Здесь моя бабушка хотела продать меня на органы". На вопрос о том, что это значит, Андрей изобразил жестами нож, разрезающий его грудь.

Сейчас Андрей в безопасности, он хорошо учится в школе, завел много друзей, свободно говорит по-английски и ничем не отличается от обычного ребенка его возраста, говорят его приемные родители. Как и его братья, он обожает погонять в футбол.

"Мы получаем большую поддержку от многих, особенно от учителей Андрея, - говорит миссис Монкур. - У нас одна мечта - чтобы Андрей забыл о своем прошлом и жил нормальной жизнью".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru