Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 февраля 2008 г.

Тимоти Гартон Эш | The Guardian

Зависимая независимость - наименее плохой выход для Косово

В своем широком европейском окружении Косово - уникальный случай, но, тем не менее, все потенциальные новые государства будут воспринимать этот балканский способ решения как прецедент

Когда история человечества складывается таким образом, что для некого народа возникает необходимость упразднить политические узы, которые связывали его с другим народом... он будет делать это, лишь торжественно поклявшись соблюдать во всех деталях условия, выдвинутые ЕС, ОБСЕ, НАТО и Международным уголовным судом по бывшей Югославии, а также всеобъемлющее предложение специального представителя ООН Марти Ахтисаари, "включающее путем приоритетной адаптации законодательные акты приложения XII". Американские колонии в 1776 году и колония Европы в 2008 - сопоставьте и обратите внимание на контрасты.

Вокруг декларации о независимости Косово столько шума и ажиотажа, что мало кто успел вчитаться в нее внимательно и заметить, какой это поразительный документ. Он настолько изобилует ограничительными условиями, обязательствами и оговорками, многие из которых касаются защиты остающихся сербских меньшинств, настолько полон уверений в том, что Косово будет консультироваться со своими международными покровителями, почитать их и повиноваться им, что одновременно является "декларацией зависимости". Последний параграф начинается так: "Сим мы заявляем, четко, конкретно и необратимо, что Косово будет юридически обязано выполнять условия, содержащиеся в данной декларации, в том числе и в особенности обязательства, возложенные на него согласно плану Ахтисаари". Почти слышишь, как западный советник диктует эти слова, стоя за плечом косовского писца. Это вам не "одним махом Косово освободилось", скорее "одним махом Косово надело на себя оковы".

Разумеется, реальные факты будут довольно далеки от высоких слов на бумаге. Косовские албанцы сделали важный шаг к самоуправлению. Вечером в воскресенье им и впрямь было что праздновать на улицах Приштины. В их учебниках истории - даже в составленных благодаря субсидиям ЕС - будет изложена славная, но мифическая история долгих веков борьбы за национальное самоопределение, кульминацией которой стал этот день. Я не хотел бы поменяться местами на ближайшие годы с каким-нибудь косовским сербом, живущим в одном из анклавов к югу от реки Ибар. Я скорблю по прекрасным сербским монастырям Декани, Печа и Грачаницы, которые теперь более чем когда-либо станут островами в чуждом море.

Но положение сербов, живущих к северу от моста над Ибаром в Митровице, это совсем другая история. Хотя после того, как толпа местных жителей сожгла два пограничных блокпоста, войска НАТО временно закрыли границу с Сербией, их реальная повседневная интеграция в Сербию - социальная, экономическая и культурная - будет продолжаться. Де-факто раздел Косово уже произошел. И так все наверняка и останется, и, только когда Косово и Сербия в конце концов вступят в ЕС, ситуация постепенно трансформируется (вероятно, потребуются не годы, а десятилетия) в нечто, сходное с положением в Бельгии: формально страна едина, а на практике в основном разобщена, но в широком контексте ее гражданам гарантированы мирная жизнь и свобода. Строго говоря, если на юго-востоке Европы дела пойдут на лад, а на северо-западе, наоборот, наперекосяк, Бельгия и Косово могут двинуться в своем развитии навстречу друг другу: в Бельгии будет балканизация, а на Балканах - "бельгизация".

Уникальный европейский контекст, что ни говори, отличает эту историю от ситуации в большинстве сепаратистских или потенциально-сепаратистских регионов в других частях мира. Фактически ЕС без сучка и задоринки переходит из режима империи в режим расширения. Такова деколонизация в европейском стиле XXI века: от протектората до государства-члена ЕС без обретения полной независимости с суверенными правами на промежуточной стадии. И косовские албанцы - как минимум на бумаге - согласились заплатить эту цену. На случай, если они поддадутся искушению и отступят от обязательств, в стране будут присутствовать тысячи служащих ЕС - опирающиеся на войска НАТО - которые и вернут их снова на путь праведный.

Эта согласованная с международным сообществом декларация зависимой независимости, бесконечно отдаленная от декларации 1776 года, - наименее плохой выход. Те, кто возражает, уверяя, что она привносит в регион новую нестабильность, не в курсе того факта, что неопределенный статус Косово, существовавший с тех пор, как война 1999 года завершилась подписанием резолюции ООН 1244, сам по себе был нестабильным и совершенно неустойчивым. Никто, находящийся в здравом уме, не стал бы вкладывать деньги в эту территорию. Хрупкий мир прерывался бунтами. Уровень безработицы превышает 40%. Ничего стабильного и перманентного создать было нельзя без разрешения вопроса о статусе. Кроме того, для соседней Македонии - страны, которую эта ситуация затрагивает непосредственно, так как там проживает албанское меньшинство, более независимое Косово - фактор стабилизации. (Очевидно, на Боснию эта закономерность не распространяется.)

Несмотря на все зверства во времена Милошевича, способ урегулирования не во всем справедлив. Но, в конечном итоге, это наименее плохой выход и для Сербии тоже. Ужасно потерять руку, пораженную гангреной, но иногда без этого невозможно выздороветь. В глубине души многие сербы это знают. Кроме того, это в Белграде, а не Приштине я услышал остроту: "Ради Косово сербы все что угодно сделают, только жить туда не переедут".

В данный момент будет взрыв гнева и скорби. Так, собственно, и должно быть. Но у Сербии есть выбор - несколько десятков лет дуться в бессильном негодовании, подобно Венгрии после Трианонского договора, либо вступить на европейский путь национальной реконструкции, как сегодняшняя Венгрия. А Европа, со своей стороны, торжественно обязалась не преграждать Сербии этот путь.

Пройдет еще много лет, пока Косово займет свое место в ООН между Кирибати и Кувейтом (или Курдистаном, если тот вступит в ООН раньше). Россия - постоянный член Совета Безопасности ООН, располагающий правом вето, - может заблокировать прием Косово и сделает это. Но многие косовары бывали в Швейцарии и, возможно, вспомнят, что эта древняя и пламенно-независимая альпийская республика вступила в ООН лишь в 2002 году. Важны, прежде всего, реалии и факты, а также широта признания другими государствами. (В момент, когда я пишу эту статью, число стран, которые признали или выразили намерения признать новорожденную республику, перевалило за 20; среди них помимо США, Великобритании и Германии есть такие тяжеловесы, как Афганистан и Коста-Рика). Затем Косово примут в международные организации, а членство в ООН, вероятно, станет завершающим этапом.

Создает ли это прецедент, как некоторые опасаются, а другие надеются? Конечно, да. Всякая декларация независимости - это прецедент. Лидеры Южной Осетии и Приднестровья, поддерживаемые Россией, бормочут, что надо последовать примеру косоваров, которых поддерживает Америка. Баскские и каталонские сепаратисты берут случившееся на заметку, и правительство Испании среагировало на провозглашение независимости Косово с поразительной резкостью - отчасти потому, что оно пришлось на самый разгар избирательной кампании, отмеченной яростным соперничеством. Событиям в Косово уделено видное место на сайте UNPO - Организации наций и народов, не представленных в ООН, в которую входят 69 членов, - от Абхазии до Занзибара.

"Случай Косово - особый", - сказано в декларации независимости Косово. Ниже настойчиво говорится (слышите шепоток советника), что это не является прецедентом. Но случай любого из остальных 68 членов UNPO - тоже особый. Либералы исповедуют универсальные правила обращения с индивидами, но законы обращения с группами лиц всегда ставят их в тупик - взять положение отдельных групп и слоев внутри страны (тому пример - споры о мультикультурализме) или вопрос о том, которая из групп может воспользоваться своим правом на самоопределение. Либералы не могут дать последовательный ответ на вопрос националиста: "Почему я должен быть меньшинством в вашей стране, когда вы могли бы быть меньшинством в моей?". Декларация зависимой независимости Косово - это лучший из худших вариантов движения вперед, но не будем делать вид, словно она не создает прецедента. Оба утверждения верны: и Косово уникально, и других "Косово" станет больше.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru