Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 февраля 2008 г.

Б.Р. Майер | The Wall Street Journal

Как Пхеньян играет с Западом

Дирижер Нью-Йоркского филармонического оркестра Лорин Маазель выступил в защиту предстоящего выступления в Пхеньяне. Апеллируя в основном к опыту бывшего советского блока, он заявил, что "сближение народов и культур" может заложить "основы мирного обмена" между странами. Судя по похожим заявлениям, с которыми в последние недели выступал помощник госсекретаря США Кристофер Хилл, дипломат разделяет оптимизм в данном вопросе. Такой подход лишь укрепляет людей в мысли, будто Северная Корея - марксистско-ленинское государство, способное, как и наши противники по холодной войне, к позитивному диалогу, к смелым жестам доброй воли и к примирению.

Но сейчас Америка начинает понимать, что режим Ким Чен Ира опирается уже не на коммунизм, а на грубый расистский национализм. По словам пропаганды Пхеньяна, жители Северной Кореи - самые чистые по крови и добродетельные люди, а полукровки-американцы - от природы злобный народ, которому нельзя верить ни при каких обстоятельствах. "Дорогой руководитель" неизменно винит в бесчисленных проблемах своей страны "шакалов-янки". Когда в середине 1990-х плановая экономика привела к голоду, убившему миллионы людей, Ким заявил, что угроза со стороны Америки заставила его сосредоточиться на решении военных вопросов. (В действительности тогдашний президент США Билл Клинтон посылал в КНДР значительную помощь.) Вдобавок Пхеньян заявляет, что единственное препятствие на пути объединения двух Корей - это присутствие американских войск на Юге.

Ничуть не теплее Север высказывается и в отношении Сеула, который является основным поставщиком гуманитарной помощи. Пропаганда признает, что Юг живет в материальном достатке, но утверждает, что КНДР - единственная Корея, которую в мире боятся и уважают. Южнокорейское правительство Пхеньян осуждает за то, что оно разрешает смешанные браки и иными способами портит чистоту расы.

Результаты очевидны. Если Ким Чен Ир согласится нормализовать отношения с Америкой, своим извечным козлом отпущения, то северокорейский народ будет ждать скорого воссоединения полуострова (естественно, под руководством своего вождя) и качественного изменения уровня жизни. В действительности шансы на то и на другое крайне невелики. Режим не выдержит всеобщего разочарования, которое неизбежно последует, и Ким Чен Ир это понимает. Поэтому он давно уже отказался от показного марксизма-ленинизма, и теперь единственным оправданием его правления остается воинствующий антиамериканизм.

Потому-то северокорейская пропаганда открыто заявляет, что не нужно ничего ждать от нынешних переговоров с американцами. Нежелание США использовать военную силу в ядерном противостоянии Пхеньян объясняет не стремлением к миру, а трусостью. "Так же, как шакал не может стать овцой, - гласит выражение, знакомое любому школьнику в стране, - так и янки не могут изменить свою хищническую природу". В декабре прошлого года ежемесячный партийный журнал "Чхоллима" призвал к "кровавой мести" Вашингтону. В издании приводились слова Ким Чен Ира о том, что империалисты-американцы и северокорейский народ "никогда не смогут жить под одним небом". В официальных СМИ невозможно найти ни одного подтверждения словам мистера Хилла, будто "в том, как они нас воспринимают, произошел сдвиг". Однако в Пхеньяне понимают: чтобы бесплодные переговоры с администрацией Буша не прекратились до конца срока ее полномочий, нужно изображать, что в настроениях произошел перелом. Этой цели и служит приглашение нью-йоркского оркестра.

В любом случае, это не такой уж решительный шаг. Пускай Лорин Маазель верит, что, сыграв Дворжака и Гершвина в Пхеньяне, он совершит прорыв, но на деле Ким Чен Ир никогда не возражал против легкой классической музыки. Даже если обычных граждан допустят на концерт - а дирижер явно заблуждается, если полагает, что там будет присутствовать кто-то кроме представителей элиты - они не увидят ничего, что поставило бы под сомнение линию партии. Из фильмов и журналов жители знают, что нужно проявлять особую осторожность, когда "шакалы" улыбаются.

Конечно, можно ожидать, что Маазель вернется на родину и объявит, что нашел "общую основу" народов в области культуры. Много патриотической ерунды будет сказано о том, как у слушателей поползли мурашки по спине, когда оркестр играл перед лицом Ким Чен Ира гимн США. А северокорейская пропаганда тем временем - не глянцевые англоязычные журналы, а серые газеты, которые читают обычные жители - будет рассказывать, будто этот концерт продемонстрировал поражение Америки и стал последней попыткой "бумажного тигра" заслужить милость непреклонного "Генерала".

Пхеньяну повезло и со временем визита: ежегодно с февраля по апрель культ личности в стране достигает своего апогея. Спустя два-три года выйдет новая книга "Бессмертного руководства" - серии романов о главных заслугах "Дорогого руководителя". Суть повествования будет проста: Ким Чен Ир испытывает атомную бомбу, Вашингтон протестует, но вождь остается непреклонен, и Вашингтон присылает музыкантов, чтобы его задобрить. И ведь эта версия будет вполне верной.

Также по теме:

Неужели две Кореи движутся к воссоединению? (Обзор прессы)

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru