Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 июля 2004 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Россия сдает банковский экзамен

Работа еще предстоит, но реакция на последние события свидетельствует о прогрессе

В начале июля, когда среди вкладчиков распространялись опасения в связи с назревающим банковским кризисом, "Альфа-банк" встретил их с поднятой головой.

Поддержанный финансовым вливанием в 1 млрд долларов, сделанным магнатами, которым он принадлежит, "Альфа" приказал сотрудникам сократить отпуска, нанял десятки новых кассиров, продлил рабочий день и заложил в банкоматы в четыре раза больше денег, чем обычно.

"Альфа", крупнейший частный банк России, знал: если он прекратит платежи, вся российская банковская система погрузится в хаос. "Мы понимали, что на нас лежит ответственность за предотвращение этого", - заявил его президент Михаил Фридман.

10-процентный комиссионный сбор в наказание за преждевременное изъятие вкладов помог запрудить поток. Тем не менее за последние две недели из банка ушло 583 млн долларов.

Паника и ее последствия обнажили слабость и силу российского банковского сектора. С одной стороны, стало видно, как недоверие к системе, в которой неоднократно погибали сбережения миллионов людей на протяжении 15 лет, может трансформировать колебания на рынке в полномасштабное бегство вкладов. С другой - ситуация продемонстрировала, как банки и регулирующие органы учатся справляться с подобными колебаниями. Это добрый знак для России, которая начинает модернизацию, сулящую новые потрясения.

"Центральный банк России стал в результате намного сильнее, так как продемонстрировал способность обуздать кризис, - заявил Ричард Хейнсворт, глава московского рейтингового агентства RusRating. - Он также показал, что пользуется политической поддержкой, вплоть до президента".

Здоровая банковская система кардинально важна для достижения поставленной президентом Владимиром Путиным цели по удвоению валового внутреннего продукта за 10 лет. Но многие из 1,3 тыс. российских банков являются лишь инструментами для отмывания денег и перевода средств в офшоры. Банки западного образца, превращающие личные сбережения в промышленные инвестиции, - редкость. Следствием этого является отсутствие дешевых кредитов, которым объясняется небольшое количество мелких компаний, ставших создателями рабочих мест и процветания в других посткоммунистических странах, а также то, почему России не удается диверсифицировать свою экономику, зависимую о нефти и газа.

Именно грубая попытка Центробанка очистить систему привела к недавней панике. В мае он отозвал лицензию у среднего "Содбизнесбанка", применив закон об отмывании денег. Этот шаг вызвал газетные сообщения о черных списках и неминуемой чистке. По мнению Центробанка, эту кампанию оплачивали другие банки, причастные к преступлениям и напуганные перспективой ужесточения государственного надзора. Вкладчики бросились снимать вклады, а банки прекратили кредитование друг друга, спровоцировав массовое сокращение ликвидности.

Центробанк предпринял решительные меры по стабилизации системы. Он увеличил ликвидность, вдвое снизив требования к обязательным резервам (что высвободило банковскую наличность) и дав государственному Сбербанку указание увеличить кредитование на межбанковском рынке. Он организовал выкуп главной жертвы потрясений, "Гута-банка", государственным Внешторгбанком. Он в срочном порядке провел через парламент закон, обеспечивающий вклады в некоторых проблемных банках государственными гарантиями.

Западные правительства воодушевлены тем, как российские власти борются с отмыванием денег и финансовыми преступлениями. Меры, принятые против "Содбизнесбанка" "свидетельствуют о серьезности намерений", заявил во время поездки в Москву заместитель американского министра финансов Хуан Зарате. "Нам дают понять, что наступление продолжится".

Грядут и другие перемены. Центробанк проводит массовую проверку банков, устанавливая, какие из них могут участвовать в новой программе страхования вкладов. У тех, кто не пройдет проверку, отзовут лицензии. Все банки должны перейти на стандарты западной бухгалтерии. Новые правила увеличивают прозрачность сектора, имеющего дурную репутацию из-за непонятной структуры собственности и фантастических балансовых отчетов.

Активность представляет собой разительный контраст с 1998 годом, когда Центробанк беспомощно взирал на крах российской финансовой системы, из-за которого миллионы людей потеряли свои сбережения. Тогда рухнули все крупные частные банки страны, а правительство девальвировало рубль и объявило дефолт по внутреннему долгу в размере 40 млрд долларов.

Но последствия июльских потрясений еще ощутимы. Владельцы частных банков опасаются, что они повысят статус могущественных государственных банков, Сбербанка, который контролирует около 60% частных вкладов, и Внешторгбанка. Более мелкие банки боятся, что их, как "Гута-банк", поглотит государственный монолит. По мнению аналитиков, все банки, предлагающие "специальные услуги" (в переводе с русского - отмывание денег), будут вытеснены с рынка.

Это может затронуть и другие отрасли экономики. Может пострадать переживающий бум рынок московской недвижимости, так как мелкие банки стремятся продать за наличные холдинги недвижимости. Цена рублевых корпоративных бондов также резко пошла вниз во время распродажи активов в последние недели.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru