Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
21 июля 2008 г.

Редакция | The Economist

Война в министерстве

Гражданские берут верх в борьбе за контроль над вооруженными силами России

В России после многих лет без осмысленной военной реформы гражданский министр обороны вырывает у Генштаба контроль над армией. Это один из первых признаков перемен, надежда на которые появилась после того, как Владимир Путин передал пост президента Дмитрию Медведеву. Первостепенная задача в том, чтобы сократить растраты и коррупцию, а также наладить руководство финансовым обеспечением. А обуздание генералов-консерваторов наконец-то открывает простор для фундаментальной реформы - хотя политическому руководству еще только предстоит четко сформулировать, что под этим имеется в виду.

Чистка рядов

Высшее звено Генштаба ВС РФ переживает беспрецедентные пертурбации. В июне в отставку отправили начальника Генштаба. В конце того же месяца отстранили сначала одного заместителя главы этого ведомства, через две недели последовали еще два аналогичных увольнения. К моменту написания этой статьи министр обороны Анатолий Сердюков успел назначить нового человека лишь на один из трех освободившихся постов. Журнал "Независимое военное обозрение" называет сложившуюся ситуацию беспрецедентной.

Став в 2007 году министром обороны, Сердюков столкнулся не только с оппозицией в лице многих представителей российского верховного командования, но и с прямым презрением к своей персоне. Его называли "торговцем мебелью" (раньше он работал директором в мебельной торговой сети), а Генштаб оставался средоточием сопротивления все больше заполнявшемуся гражданскими кадрами Министерству обороны. Но военные упустили из виду тот факт, что на посту главы Федеральной налоговой службы Сердюков был ключевой фигурой жестокой и эффективной серии процессов по обвинению в неуплате налогов, которая позволила "сломать" остававшихся на тот момент свободомыслящих олигархов, и в первую очередь - главу ЮКОСа Михаила Ходорковского. Несмотря на свой непритязательный имидж, Сердюков на поверку оказался не менее беспощадным, чем любой из его генералов, - и более беспощадным, чем любой из его предшественников.

Препятствия к переменам

С 1992 года Генштабу не удалось претворить в жизнь ни одной осмысленной реформы. Оборонные расходы растут теми же темпами, что и распухший от нефтегазовых денег государственный бюджет: в 2007 году он составил 821 млрд рублей (35,4 млрд долларов), тогда как в 2000 году военные располагали 214 млрд рублей. Но большая часть этих денег была потрачена впустую, а реформа осталась нереализованной. Сегодня в рядах российской армии - больше миллиона человек, и это по-прежнему больше, чем нужно стране, и больше, чем она может себе позволить. По данным нескольких исследований, более адекватной была бы цифра максимум в 600-700 тыс. человек - и все равно в пересчете на душу населения это значительно больше, чем в более развитых странах, сохранивших призывную систему, например в Германии (по нормам бундесвера в России служило бы 430 тыс. солдат).

Кроме того, генералы оказались никудышными менеджерами. По данным наблюдательного комитета Общественной палаты, 30% бюджета теряется из-за коррупции и растрат, а большая часть того, что не продается, приходит в запустение. Система материально-технического обеспечения настолько неуклюжа, что, например, танки отечественного производства обходятся российской армии дороже и ждать их приходится дольше, чем иностранным покупателям. В прошлом году ВВС России получили всего три новых самолета.

Путин, будучи президентом, говорил о реформе, но действовал нерешительно. У него были войска, необходимые для ведения войны в Чечне (войны, выигранной главным образом благодаря массированным обстрелам, репрессиям и вооруженным до зубов местным союзникам в условиях ослабления контроля над ними), и ему не хотелось разворачивать лобовую атаку против собственных генералов.

Основная идея Сердюкова

Новый президент Дмитрий Медведев, напротив, не столь очарован загадочным обаянием армии. Его больше заботит рациональное расходование средств, и он в курсе, что военная реформа заглохла. С учетом его относительно невысокой популярности среди "силовиков" - бывших сотрудников органов безопасности и спецслужб, выдвинутых на первый план Путиным - сам он вряд ли решился бы занять агрессивную позицию. А Сердюков воспользовался переходным периодом и сломил сопротивление Генштаба.

2 июня ушел в отставку глава Генштаба ВС РФ Юрий Балуевский. Ему дали новое назначение (впрочем, очевидно, менее важное) - на пост заместителя секретаря Совета безопасности России. Ранее у министра обороны накапливалось недовольство Балуевским. Что самое важное, последний является приверженцем традиционного советского представления об оборонной стратегии. Он привык, что Генштаб и верховное командование оттачивают эту стратегию и определяют доктрину, а роль министерства сводится лишь к тому, чтобы по заданию руководства разбираться с нудными мелочами.

После ухода Балуевского министр обороны убедил Медведева назначить новым начальником Генштаба генерала Николая Макарова. Тонкий ход: у этого человека не только безупречный послужной список штабного и полевого офицера; он работал непосредственно с Сердюковым, имеет старомодную склонность к вопросам подготовки и оснащения личного состава и, кроме того, вроде бы ничем себя не запятнал. Макаров пользуется всеобщим уважением, но при этом не принадлежит ни к одному из сложившихся лагерей в верховном командовании, а значит, его можно считать человеком Сердюкова.

Смещение властного центра

После этой рокировки Сердюков спешно принялся развивать успех. Два заместителя начальника Генштаба, отправленные в отставку в начале июля, возглавляли два основных управления этого ведомства и слыли одними из самых ярых недоброжелателей Сердюкова. Тем временем из Москвы в Санкт-Петербург - подальше от других родов войск - переезжает командование ВМФ. Поскольку в пропорциональном отношении в современной российской армии генералов даже больше, чем в советские времена, это означает, что верховное командование и Генштаб будут на 40% переформированы.

Власть, несомненно, смещается от Генштаба к министерству обороны. Теперь встает другой вопрос - чего добивается Сердюков? Он, вне всякого сомнения, постарается модернизировать верхушку военного истеблишмента, распродать излишки фешенебельной недвижимости и привнести в армейский быт толику здравого финансового менеджмента. А больше никаких признаков основательных представлений о реформе пока нет. Сердюков огласил план 10-процентного сокращения численности ВС к 2016 году и проект некоторого повышения заработных плат, что должно привлечь новые квалифицированные кадры и удержать уже набранные. Даже с учетом запланированных вложений в новое снаряжение (до 2015 года на эти нужды должно уйти 5 трлн рублей), все перечисленные меры в лучшем случае будут иметь лишь незначительный эффект.

Сейчас необходимо провести фундаментальную переоценку как потенциальных угроз России, так и ее долгосрочных приоритетов. До сих пор в такого рода дебатах верх брали генералы с их консервативными интересами. Сердюков вырвал доктрину из рук генералов, но пока, похоже, не знает, что с ней делать. Да и Медведев, несмотря на свой более мягкий по сравнению с Путиным стиль, до сих пор не проявил особого стремления к переоценке политики своего предшественника в сфере безопасности и на международной арене. С другой стороны, возвышение более практичных генералов-технократов вроде Макарова, которые выступают за менее многочисленные, но зато лучше подготовленные и более профессиональные войска, а также за окончательную передачу власти от Генштаба к министерству, открывает, наконец, возможность для проведения осмысленной реформы: руководству страны осталось только решить, что это будет за реформа.

Также по теме:

Болезненная реформа бывшей Красной Армии (Le Figaro)

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru