Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
21 июля 2008 г.

Кортни Вивер | The New York Times

У россиян новый, светлый образ последнего царя

Черно-белые фотографии выглядят достаточно привычно: царь Николай II, его жена и пятеро его детей отдыхают в сельской местности. Жена Николая Александра Федоровна разговаривает с пациентами больницы. Их сын, царевич Алексей, позирует фотографу в традиционной русской матроске.

Но у большинства россиян, посетивших на прошлой неделе в Москве новую выставку "Царский венец", от этих фотографий царской семьи перехватывало дыхание. Людям постарше, которые воспитывались на марксистско-ленинских постулатах, казалось, было особенно приятно видеть документы и прочие экспонаты, которые хранились под замком столько десятилетий.

"Мы очень мало знаем об этом периоде, - заметила 66-летняя Вера Милкина. - Я не изучала эту сторону истории - только политику и историю Коммунистической партии".

Популярность выставки подчеркивает национальное возрождение интереса и даже любви к императорской семье.

Помимо толп, стекавшихся на выставку в Москве, тысячи паломников приехали в четверг в Екатеринбург, что в 900 милях к востоку от Москвы, чтобы почтить память царской семьи в том месте, где ровно 90 лет назад она была казнена большевиками. Другие приняли участие в торжественных церемониях, прошедших в Санкт-Петербурге.

Кроме того, на прошлой неделе российские власти объявили, что тесты на ДНК, проведенные тремя независимыми лабораториями, подтвердили, что останки, найденные прошлым летом в Екатеринбурге, являются останками дочери Николая II Марии и его единственного сына Алексея. Останки прочих пяти членов царской семьи были найдены неподалеку от Екатеринбурга в 1991 году.

Московская выставка проходит в храме Христа Спасителя, который сам по себе считается символом возрождения России: он был взорван Сталиным и восстановлен в 1990-е годы, когда пал Советский Союз и Россия снова обратилась к православной вере.

В музее, расположенном в основании храма, матери и дочери столпились вокруг фотографий сестер Романовых, погибших в подростковом возрасте. Старухи в длинных платьях и платках подолгу стояли перед каждой фотографией и письмом.

Милкина, маленькая женщина с прядями седых волос, выбивающимися из-под платка, заплакала, говоря о царе.

"Конечно, как правитель, он, может быть, и ошибался, - сказала она. - Но как человек, как христианин он был велик".

В исторических сочинениях Николая II часто изображают наивным и слабым человеком. Его режим мог быть жестоким, как во время расстрела мирных демонстрантов в Кровавое воскресенье 1905 года, и некомпетентным, как в период Первой мировой войны. Однако в некоторых регионах постсоветской России к нему относятся как к непонятому пророку и светочу русского православия.

Настоящая выставка, организованная государственными архивами и группами, связанными с Русской православной церковью, представляет собой попытку подвести баланс под исторической и религиозной ролями царя.

На витринах представлены документы и фотографии, которые были недоступны в советский период.

Среди них - письмо Николая об отречении от престола, написанное в марте 1917 года, и продовольственная карточка, выданная ему и его семье, когда их арестовали большевики.

На выставке также представлены артефакты, никогда не выставлявшиеся ранее - например, оружие, из которого были убиты члены царской семьи.

Несколько экспонатов, предоставленных для выставки Церковью, носят религиозный характер - например, фотография нынешнего главы РПЦ Патриарха Алексия II в Екатеринбурге, на которой его фигура словно окружена зеленым нимбом. Есть также икона, которая, по замыслу автора, должна показать мистическую связь РПЦ с царем.

По словам Елены Чирковой, служащей архива, сотрудничество Церкви и архивов не всегда было мирным. Она сказала, что Церковь занималась "духовной цензурой" экспонатов, на которых царь представал не в лучшем свете - как, например, фотографии, где он курит сигарету или где его семья запечатлена вместе с мистиком Распутиным.

Чиркова заметила, что если в советский период семья Николая II изображалась исключительно в негативных тонах, то теперь его правление стремятся слишком романтизировать.

"У Церкви собственные представления обо всем, что касается истории России, истории царя", - сказала она.

Николай Муратов, куратор выставок храмового музея, сказал, что, по его ожиданиям, выставку "Царский венец", которая закроется в начале сентября, посетят 300 тыс. человек. Прохаживаясь по храму, который советская власть когда-то превратила в плавательный бассейн, он заметил, что перед революцией Россией управляли великолепно.

"Трагедия Романовых, - сказал он, - стала трагедией России".

Также по теме:

Убийство Романовых: кошмарные последние часы жизни династии (The Daily Mail)

Русские восстанавливают связь со своим имперским прошлым (Le Figaro)

Кто более велик - Сталин или Николай II? Ответ очевиден (The Times)

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru