Архив
Поиск
Press digest
20 апреля 2021 г.
21 июня 2006 г.

Сьюзан Солни | The New York Times

Наследие урагана: депрессия и самоубийство

Сержант Бен Глауди, командир мобильного кризисного отряда полиции в Новом Орлеане, значительную часть своего рабочего дня проводит на улицах, пострадавших от наводнения, пытаясь убедить людей не убивать себя.

В прошлый вторник во французском квартале отряд Глауди столкнулся с мужчиной, который шел прямиком в ревущий поток Миссисипи в надежде утонуть. Вода уже накрывала его, а он тратил последние силы, отбиваясь от спасателей.

"Он говорил, что потерял все и не хочет больше жить", - сказал Глауди.

С мужчиной, которого вытащили из воды против его воли, работал психолог. Другим повезло меньше.

"Все это сваливается на меня, - сказал Глауди. - Люди не в состоянии справиться с ситуацией".

Новый Орлеан переживает что-то вроде эпидемии депрессии и посттравматического стресса такой силы, какую эксперты редко наблюдали в нашей стране. Это повышает уровень самоубийств, который, как утверждают власти города и штата, вырос втрое со времени, предшествовавшего урагану "Катрина" 10 месяцев назад.

Проблема усугубляется тем, что местная система психиатрической помощи почти разрушена, и значительная часть работы с эмоциональными расстройствами ложится на полицию и людей вроде Глауди, который обладает прекрасными навыками работы в чрезвычайных ситуациях, но не имеет медицинской подготовки. Он говорит, что его подразделение получает в месяц 150-180 звонков, касающихся психологической помощи.

Д-р Джеффри Роуз, заместитель коронера Нового Орлеана, занимающийся психиатрическими случаями, сказал, что до урагана уровень самоубийств в городе составлял меньше девяти случаев на 100 тыс. жителей в год, а за четыре последних месяца 2005 года вырос до 26 случаев на 100 тыс. жителей.

Хотя в этом году только 12 смертей официально квалифицированы как самоубийство, Роуз и Кэтлин Крапанцано, директор Департамента психического здоровья Луизианы, сказали, что реальная цифра гораздо выше, так как многие смерти ошибочно регистрируют как несчастные случаи.

Чарльз Кюри, администратор федерального Управления злоупотребления химическими веществами и психиатрической помощи, заявил, что масштабы катастрофы, связанной с ураганом, были беспрецедентными, и добавил: "Мы очень обеспокоены уровнем злоупотребления химическими веществами и потребности в психиатрической помощи, какого мы никогда не видели".

В этом городе тысячи людей живут среди руин, тянущихся на мили, и биение жизни можно найти только на клочках земли у Миссисипи. Груды мусора, резкий рост преступности, и во вторник сюда вернулась Национальная гвардия и полиция штата, так как местная полиция не справляется своими силами. Человеческие останки лежат повсюду, а количество эмоциональных жертв теперь становится ясным.

Джина Барб уехала от урагана в дом своей матери у озера Понтчартрейн и говорит, что с тех она почти каждый день плачет.

"Я думаю, что могла бы пережить ураган, но меня убивают последствия, - сказала Барб, которая до катастрофы занималась продажей туров. - Когда я еду по городу, мне приходится сворачивать в переулки и плакать".

Многие из тех, кто не входит в группу риска по самоубийствам, тем не менее считают, что их жизнь омрачена чувством печали, безнадежности и заболеваниями, связанными со стрессом. Это выходит за пределы последствий 11 сентября и теракта в Оклахоме, отметил Кюри. За пределы ураганов "Эндрю", "Уго" и "Иван".

В конце каждого дня Глауди возвращается в свой разрушенный район и спит в выделенном государством трейлере рядом с тем, что раньше было его домом.

"Вокруг видишь только развалины, развалины, развалины", - сказал он.

И это главная часть проблемы, считают эксперты: жители Нового Орлеана получают душевную травму каждый раз, когда оглядываются вокруг.

"Это не та травма, которая длится 24 часа и проходит, - сказала Крапанцано. - Она длится и длится".

"Если можно что-то сделать, - сказал д-р Ховард Ософски, президент факультета психиатрии в Университете Луизианы, - то это ускорить темпы выздоровления всего сообщества. С этим связана потребность в психиатрической помощи".

По оценкам властей штата, город потерял больше половины психиатров, социальных работников и психологов, многие из которых переехали после урагана. А по данным Ассоциации больниц Луизианы, в семи больницах города осталось чуть больше 60 психиатрических мест.

Из-за нехватки психиатрически клиник пациенты с тяжелыми расстройствами попадают в отделения скорой помощи и часто остаются там надолго. Многие бедняки зависят от крупного государственного учреждения, Благотворительной больницы, но после шторма ее закрыли, несмотря на протесты многих медиков, утверждающих, что здание в хорошем состоянии. В больнице есть психиатрическое отделение на 100 мест, и можно было бы создать дополнительные.

"Когда некуда отправить шизофреника, регулирующего уличное движение, о нем приходится заботиться правоохранительным органам, - сказал Роуз. - Когда полиция вынуждена заниматься работой психиатров, проигрывают все".

Глауди отметил, что люди, у которых возникли эмоциональные проблемы, не обязательно раньше страдали психическими заболеваниями или депрессией.

Заболевание не сдерживают экономические и расовые границы; жизнь в Новом Орлеане трудна и неудобна для всех.

Сьюзан Хоуэлл, политолог из Университета Нового Орлеана, недавно провела совместное исследование с учеными штата, чтобы увидеть, как люди справляются с повседневной жизнью. Аналогичное исследование она проводила в 2003 году.

"Симптомы депрессии как минимум удвоились со времени "Катрины", - сказала она. - Это классический посттравматический синдром. Люди не могут спать, они раздражительны, чувствуют, что им все трудно, и грустят".

Новое исследование проводилось в марте-апреле, в нем участвовало 470 респондентов, живущих в домах или квартирах. Поскольку он не жили в выделенных государством трейлерах, вероятно, это были те, кому повезло.

Владелице художественной галереи Дженнифер Линдсли не хватает ее друзей. "Когда не можешь увидеться с теми, кого знала, возникает чувство пустоты, - сказала Линдсли. - Когда пытаешься объяснить это жителям других городов, они говорят: "Весь мир это пережил, и вы должны пережить. Печально, что это произошло. Но надо двигаться вперед".

Некоторые решили уехать только из-за атмосферы, царящей в городе.

"Я чувствую атмосферу легкой депрессии, - сказала учительница на пенсии Гейл Фалгуст. - Я уезжаю. Я не могу жить в атмосфере депрессии все время. Это может отразиться на моем здоровье. Я знаю, что после переезда у меня улучшится настроение".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru