Архив
Поиск
Press digest
27 сентября 2021 г.
21 июня 2021 г.

Генри Фой | Financial Times

Владислав Сурков: "Передозировка свободы летальна для государства"

"Есть два варианта, - говорит Владислав Сурков, когда мы рассаживаемся по местам. - Первый - англосаксонский. Я даю вам меню, и вы можете выбрать, что хотите. Второй вариант - русский. Выбора нет. За вас выбирает шеф-повар, потому что он лучше знает, что вы хотите". Сурков улыбается. "Я предлагаю русский вариант".

"Так начинается трапеза, обильно приправленная аллегориями и метафорами, скоординированная человеком, который помог задавить зарождающуюся российскую демократию и заменить ее ослабленной пародией политического реалити-шоу с жестко прописанным сценарием, которое удерживает Владимира Путина у власти в течение 21 года, и будет удерживать далее - несмотря на нарастающую волну неудовлетворенности и волнений по поводу сокращающихся экономических выгод", - пишет на страницах Financial Times Генри Фой, глава московского бюро издания.

"Сурков - основатель путинизма и один из его главных проводников. Он является архитектором российской "суверенной демократии", предположительно открытой системы с закрытым итогом: назначаются выборы, кандидаты проводят кампанию, подаются голоса, открываются урны для голосования, и побеждает один и тот же человек, каждый раз, - говорится в статье. - Ее основная идея заключается в том, что стабильность государства превалирует над свободой личности и включает фейковые ппозиционные партии, жесткий контроль над СМИ и невозможные барьеры для доступа политических фигур, не одобренных режимом, компенсируемые иллюзией традиционных атрибутов истинной демократии, - говорится в статье. - Серый кардинал, современный Распутин, русский Ришелье - какими только клише не награждали Суркова как непревзойденного закулисного оператора Кремля. Он, никогда не избиравшийся, был главным идеологом Путина и, по мнению многих, его ближайшим политическим доверенным лицом на протяжении более десяти лет, а впоследствии закулисно руководил аннексией Крыма в 2014 году и участием России в продолжающейся войне на востоке Украины".

"Суркову или 56, или 58, в зависимости от того, какой биографии верить; по меркам российской политики, он только-только достигает расцвета. Но его больше нет за высокими кремлевскими стенами из красного кирпича, поскольку прошлой весной он разошелся с Путиным. (...) Сурков говорит, что его уход необратим и что год вдали от Путина научил его "истинному значению безмятежности". После ухода он оставался вдали от внимания, публикуя кое-какие стихи и, по его словам, сменив политический менеджмент на политическую философию", - сообщается в публикации.

(...) "В Советском Союзе было много единообразия... И это единообразие разрушило Советский Союз, потому что людям нужно разнообразие. Но в 90-е годы у нас было разнообразие. И это разнообразие разрушало Россию еще быстрее", - начинает он.

"Некоторое время я учился в институте культуры. Я изучал комедию дель арте. Там ограниченный состав: Панталоне, торговец. Есть судья, Тарталья. Есть Арлекин, глупый слуга. Бригелла, умная служанка. Коломбина, молодая служанка и так далее. Есть ограниченная группа актеров, но они представляют все слои общества". (...) "Людям нужно видеть себя на сцене, - продолжает он. - В этой комедии масок есть режиссер, есть сюжет. И тогда я понял, что нужно делать".

"Мы должны были дать людям разнообразие. Но это разнообразие должно было быть под контролем. И тогда все были бы довольны. И в то же время сохранится единство общества... Это работает, эта модель работает. Это хороший компромисс между хаосом и порядком".

"Позже в нашей беседе, - пишет Генри Фой, - которая состоялась за три недели до саммита в Женеве в среду, Сурков изложит свою основную доктрину с еще меньшими нюансами: "Передозировка свободы летальна для государства, - говорит он. - Все, что является лекарством, может быть ядом. Все дело в дозировке".

(...) "По его словам, с его помощью Путин создал "новый тип государства". Он описывает своего бывшего босса как современного Октавиана, римского правителя, сменившего Юлия Цезаря. "Октавиан пришел к власти, когда страна, народ... опасались сражаться. Он создал другой тип государства. Это больше не была республика... он сохранил формальные институты республики - был сенат, был трибун. Но все отчитывались перед одним человеком и подчинялись ему. Таким образом, он примирил желания республиканцев, убивших Цезаря, и желания простых людей, которые хотели прямой диктатуры", - говорит он.

"Путин сделал то же самое с демократией. Он не отменял ее. Он соединил ее с монархическим архетипом российского правления. Этот архетип работает. Он никуда не денется... В нем достаточно свободы и достаточно порядка".

"Ему говорить это легко. Не так легко это для тех, кто противостоит скрытной автократии Путина, таких как Алексей Навальный, лидер массовой российской оппозиции, который в последнее десятилетие мобилизовал сотни тысяч протестующих против режима, несмотря на постоянные атаки. В прошлом году он был отравлен нервно-паралитическим веществом оружейного уровня в ходе покушения, которое, по его словам, было заказано Кремлем, и после того, как он выздоровел, был арестован и заключен в тюрьму. В ответ десятки тысяч россиян этой зимой вышли на улицы, но поверглись жестоким избиениям ОМОНа и задержаниям", - пишет автор публикации. (...)

"Когда я начал свою работу в 2000 году, я предложил очень простую систему установления закона и порядка. Мы разделяем оппозицию на системную и несистемную. А что такое системная оппозиция? Та, которая подчиняется правилам, законам и обычаям", - говорит Сурков, имея в виду оппозиционные партии, руководимые Кремлем.

"Я указываю ему на этот очевидный парадокс. Оппозиция, лояльная к тем, кто устанавливает правила, вовсе не является оппозицией. Он продолжает: "Второе требование - они не работают на иностранные правительства. Если они это делают, они не могут представлять россиян... это нарушает наш суверенитет. Как это исключить - дело вкуса и зависит от склада определенных людей".

"Организация Навального была признана "иностранным агентом", и ее членам будет запрещено участвовать в выборах. Он отрицает получение иностранной поддержки. Я спрашиваю его, шокирован ли он новым уровнем насилия, применяемым полицией против протестующих этой весной, - отмечает Фой. - Он улыбается и говорит, что понятия не имеет. (...) "Государство защищает себя, везде, - возражает он. - Простите, я говорю простые вещи, как кремлевский пропагандист, но это очевидно. Во всех странах незаконные митинги подавляются силой. Почему у нас должно быть по-другому?"

"Этот человек неприемлем. Навальный неприемлем, - говорит он. - Он не должен быть частью российской политики. Немцы его любят, так пусть избирается в Бундестаг... Они могут дать ему немецкий паспорт".

Издание напоминает, что в 2011 году Сурков стал вице-премьером, а в мае 2013 был отправлен в отставку, но спустя 4 месяца вернулся - "(...) на этот раз в качестве формального помощника Путина, контролирующего украинскую политику. Это будет назначение с такими же сейсмическими последствиями, как и его первое". (...)

(...) "Украинцы прекрасно осознают, что на данный момент их страны на самом деле не существует. Я говорил, что она может существовать в будущем. Национальное ядро существует. Я просто задаю вопрос, какими должны быть границы, рубеж. И это должно стать предметом международного обсуждения", - говорит он.

"Страна может быть реформирована как конфедерация с большой свободой для регионов в том, чтобы решать вопросы самостоятельно, - продолжает он. - Между двумя костями должна быть мягкая ткань. Украина находится прямо между Россией и Западом, и геополитическая гравитация обоих разорвет Украину".

"Пока мы не дошли до такого исхода, борьба за Украину не прекратится. Она может угасать, она может вспыхивать, но она неизбежно будет продолжаться". Сурков описывает Минские соглашения - мирное соглашение, подписанное Москвой, Киевом и пророссийскими повстанцами - как акт, который "легитимировал первый раздел Украины". (...)

"(...) Это была первая открытая геополитическая контратака России [против Запада] и столь решительная. Для меня это было честью, - говорит он. - Можно ли было провести это лучше? Конечно, можно... Но мы имеем то, что имеем".

(...) "Большая часть кремлевской пропаганды, извергнутой государственным ТВ и армиями троллей в социальных сетей, была написана на его столе", - отмечается в статье. "Людям это нужно", - говорит он в ответ на мой комментарий, что большая часть этой пропаганды опасна. "Большинству людей нужно, чтобы их голова была наполнена мыслями. Вы же не будете кормить людей каким-то высокоинтеллектуальным дискурсом. Большинство людей едят простую пищу. Не такую еду, какую мы едим сегодня вечером. Обычно большинство людей потребляет убеждения с очень простым смыслом. Это нормально. Есть высокая кухня, а есть Макдоналдс, - смеется он. - Все во всем мире пользуются такими людьми".

"Однако в какой-то момент его методы привели к тому, что он впал в немилость. Он стал, по его собственным словам, "слишком одиозным". (...) Но он также утверждает, что его окончательный уход был по обоюдному желанию (...). "В 2000 году это было невероятно увлекательно. Это было впервые. Все говорили: "Вау!" - вспоминает он. - И что тогда еще? Я построил эту машину, но мне стало скучно ее водить. Ей были нужны были люди, которые более усидчиво сидят за столом. Я не водитель".

(...) "Что ж, давайте подождем и посмотрим. Впереди нас ждут интересные вещи. Будет много новых драматических трансформаций, - говорит он. - Да, я хочу понять, когда это произойдет. Если я проживу достаточно долго, когда это произойдет, у меня будет работа".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru