Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 марта 2003 г.

Вахид Абдель Маджид | Al-Hayat

Чего ждать Арафату от войны в Ираке?

Через много бурь прошел палестинский лидер Ясир Арафат с тех пор, как в середине 60-х годов ХХ века пустился в плавание по волнам арабской политики. Многочисленные наблюдатели не раз поражались его способности плыть по этому бурному морю, невзирая на штормы и опасные рифы.

Общеарабское измерение палестинской проблемы обрекло его на то, чтобы быть частью официального арабского истеблишмента со всеми его внутренними распрями.

Лишь один раз изменило Арафату его умение плавать по волнам арабской политики, едва не приведя его к краху. Это случилось после захвата Ираком Кувейта в августе 1990 года, когда он избрал позицию, близкую к поддержке иракского президента Саддама Хусейна.

Хотя Арафат не одобрил иракского вторжения в Кувейт, он преступил тонкую грань между нейтралитетом и фактическим принятием позиции Багдада. Существуют кризисы, в которых нейтралитет становится равносилен одобрению позиции одной из сторон. Именно такова была ситуация, сложившаяся в результате захвата Кувейта Ираком.

Арафат встал на сторону тех, кто осудил агрессию, но в то же время выступил против вмешательства иностранных войск для ее отражения. Вместе с тем Арафат полагал, что Саддам выйдет из кризиса победителем, что войны за освобождение Кувейта не будет, а международная коалиция ограничится лишь угрозой применения силы против Багдада. Арафат принадлежал к тем, кто считал, что США все еще испытывают "вьетнамский синдром", а потому войны, скорее всего, не будет.

Возможно, Арафат тогда не предполагал, что связывает свое политическое будущее с судьбой Саддама Хусейна и что эта связь может быть опасной для него. А может быть, он рассчитывал, что Саддам Хусейн выиграет, а с победителем не страшно связывать будущее.

В свое время его позиция вызывала беспокойство у некоторых палестинских руководителей, в том числе у Жоржа Хабаша ? основателя Народного фронта освобождения Палестины (НФОП). Когда они поняли, что убедить Арафата не удастся, Хабаш решил пригласить двух палестинцев (в прошлом ? членов НФОП), получивших высшее образование в США и ставших профессорами американских университетов. Он хотел, чтобы Арафат выслушал их, приехавших из Америки, и услышал от них, серьезно ли США настроены воевать.

Два палестинских профессора приехали в Тунис. Хабаш с большим трудом устроил им встречу с Арафатом, состоявшуюся за несколько дней до начала операции "Буря в пустыне". Каждый из них подготовил короткий, но очень насыщенный доклад, который мог познакомить Арафата с истинным положением дел. Однако им так и не удалось переубедить лидера ООП, который практически не дал им выступить, так как большую часть времени говорил сам.

В конечном счете случилось то, что должно было случиться: Арафат оказался в лагере побежденных. Его отношения со странами Залива, которые оказывали ему не только большую материальную, но и политическую поддержку, испортились.

Сокращение материальной помощи ООП было одной из главных причин, побудивших Арафата пойти на соглашение в Осло: он не мог больше проявлять "стойкость" на двусторонних переговорах, начавшихся после Мадридской конференции, надеясь на более выгодные для палестинской стороны условия.

Скорее всего, займи Арафат другую позицию во время иракского вторжения в Кувейт, он не столкнулся бы с теми трудностями, которые заставили его принять формулировку Осло, и решение палестинского вопроса пошло бы в следующее десятилетие по другому сценарию.

При Ицхаке Рабине вывод израильских войск с оккупированных палестинских территорий замедлился, при Беньямине Нетаьяху он фактически был заморожен. Эхуд Барак пытался остановить этот процесс, а Шарон вообще предпринял попытку стереть с лица земли палестинский народ и отправить Арафата в политическое небытие.

Именно в этот момент над Арафатом нависла угроза заплатить за то, что в свое время он связал собственную судьбу с судьбой иракского президента Саддама Хусейна.

Решение Вашингтона, закончившего войну в Афганистане, начать военную акцию против Ирака совпало по времени с решением Шарона "запереть" Арафата в его резиденции в Рамаллахе. Оно также практически совпало с заявлением Вашингтона о том, что США хотят перемен в Ираке и в палестинском руководстве. Способы при этом были выбраны разные. США угрожали свергнуть иракский режим с помощью военной силы, если он не уничтожит своего оружия массового поражения, которое, как они настаивали, Багдад скрывает. При этом они утверждали, что иракский лидер этого не сделает, а, следовательно, военному вмешательству нет альтернативы.

Ясиру Арафату США не угрожали военной силой, но использовали метод политического давления, добиваясь его ухода в изгнание. В своем выступлении от 24 июня 2002 года, посвященному кризису на Ближнем Востоке, президент Буш потребовал передачи власти новому палестинскому руководству в качестве условия возобновления мирного процесса, остановившегося в январе 2001 года.

Однако события на мировой арене и на Ближнем Востоке заставили американцев ограничить свои требования назначением премьер-министра при сохранении Арафатом его поста. Палестинский лидер получил еще одну, возможно, последнюю возможность для маневра, позволяющую ему сохранить максимум политического влияния. Вопреки пожеланию США и Израиля, чтобы пост премьер-министра стал ключевым, как это имеет место в Израиле, Арафат добился, чтобы его обладатель имел лишь ограниченные полномочия, был наделен исполнительными функциями и не принимал политических решений ? как это принято в некоторых арабских государствах, например в Египте и Сирии.

Однако этот маневр может оказаться последним и, совершив его, Арафат закончит свою политическую карьеру вместе с вероятным политическим концом президента Саддама Хусейна. Скорее всего, Шарон воспользуется тем, что весь мир сосредоточил внимание на войне в Ираке, для осуществления плана по установлению полного контроля над Западным берегом реки Иордан и сектором Газа. Одним из сценариев в этом случае является высылка Арафата и ряда представителей его администрации за границу.

Если Шарону удастся выслать Арафата, то это, по всей видимости, будет означать конец политической карьеры нынешнего палестинского лидера. Трудно найти арабскую столицу, которая позволила бы ему играть ту же роль, которую он играл, оказавшись в 1982 году в Тунисе после изгнания из Бейрута. Ряд арабских стран будут приветствовать его как человека, но не как политического борца. Они дадут убежище ему лично, но не предоставят резиденцию для него как лидера ООП.

Даже если этот сценарий не осуществится и Вашингтон не даст Шарону "зеленый свет" на изгнание Арафата, чтобы не навлекать на себя еще большей ненависти арабов, это не значит, что Арафат будет продолжать политическую деятельность. Скорее всего, после войны в Ираке на палестинцев будет оказан жесткий нажим - с тем чтобы заставить их передать премьер-министру все рычаги власти. Арафат решил упредить события, ускорив процедуру введения поста премьера с ограниченными полномочиями. Однако едва ли ему удастся сохранить это положение, если он останется в Рамаллахе после окончания войны: в этом случае он будет вынужден согласиться на статус почетного главы Палестинской администрации (на переходный период). После этого ему, посвятившему жизнь борьбе за дело своего народа, придется покинуть политическую арену. Эта борьба ? самая справедливая в современной истории ? будет продолжаться и после Арафата, который более четверти века так умело держался на плаву в бурном ближневосточном регионе, пока не совершил фатальной ошибки, связав свою судьбу с судьбой Саддама Хусейна.

На протяжении последних 12 лет Арафат пытался развязать этот узел, избавиться от него. Но, видимо, пробил час ухода Саддама, а вместе с ним и Арафата, хотя уйдут они разными путями.

Источник: Al-Hayat


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru