Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 марта 2008 г.

Кармен Клаудин | El Pais

Россия после Путина

Самые насущные проблемы России - значительно усилившаяся коррупция и отсутствие стратегии развития, выходящей за рамки использования сырьевых ресурсов и концентрации власти

Сейчас нет особого смысла пытаться выяснить, будет ли преемник Владимира Путина большим либералом, чем предшественник, как думают некоторые аналитики, или просто марионеткой в его руках, как полагают другие; и приведет ли пребывание Путина на посту премьер-министра к фактической модификации пропрезидентской конституции без ее формального изменения для того, чтобы вернуться к власти на следующих выборах 2012 года.

Все это - в высшей степени спекулятивные рассуждения, ведь никто пока не знает, какая динамика установится между двумя политиками, когда они, пусть формально, поменяются ролями, как изменится внешняя и внутренняя политическая и экономическая обстановка и как это повлияет на команду, которая сейчас представляется единой.

На Россию необходимо смотреть изнутри и снизу, чтобы сопоставить внешние оценки и послания с вершины власти и понять противоречия данного момента. Тому, кто регулярно бывает в России и пристально следит за ее эволюцией, очевидны три факта: во-первых, люди стали жить лучше, и нельзя сказать, что все это только видимость, хотя, действительно, не все золото, что блестит. Во-вторых, гражданские свободы по сравнению с периодами Михаила Горбачева и Бориса Ельцина сократились настолько, что это вызывает тревогу. В-третьих, переплетение преемственности и перемен (или, если угодно, русско-советской традиции и современности) до сих пор является доминирующей чертой России и останется таковой еще на очень долгое время, возможно на десятилетия.

С улучшением условий жизни население обрело веру в будущее, неведомую ему в последние десять лет. Впервые за много лет опросы общественного мнения показывают, что люди все чаще думают о том, что их будущее или будущее их детей может быть лучше. И хотя выборы в России никогда не были по-настоящему чистыми (особенно последние), они неоднократно показывали, что большинство населения все же поддерживает нынешний курс. Это не означает, что люди одобряют все, что делает правительство.

Так, например, недавние опросы самого независимого в России "Левада-Центра" показывают, что одни и те же люди, поддерживающие действующую власть, хотят порядка, но при этом выступают за то, чтобы у оппозиции была возможность высказаться, они не испытывают никаких иллюзий относительно независимости судебной системы, соблюдения законов или собственной способности повлиять на положение в стране. Дело в том, что сейчас формируется регулирующий механизм, объясняющий основу поддержки правления Путина и выбранного им кандидата.

Ухудшение ситуации и закручивание гаек в области гражданских свобод очевидно. По мере повышения материального качества жизни ее демократическое качество, испытавшее рассвет в предыдущие годы, сходит на нет. Свобода слова на улице сохраняется, но нынешние средства массовой информации - лишь тень всплеска дебатов и идей перестройки и 1990-х годов.

Нападки на свободу слова, гонения на различные НПО и учебные заведения под предлогом их иностранного финансирования наиболее ярко высвечивают картину, начало которой положили два ключевых момента: отмена прямых выборов губернаторов регионов и республик РФ и арест магната Михаила Ходорковского по завуалированным политическим мотивам.

Но исконно присущая российской, а прежде советской действительности проблема - это коррупция, и она, несомненно, усугубилась в наибольшей степени. По данным фонда "Индем", специализирующегося на изучении коррупции, это явление с 2000 года усилилось в 10 раз. Президент фонда "Индем" Георгий Сатаров объясняет этот феномен главным образом отсутствием политического контроля за государственными делами со стороны общества и его неспособностью давать свою оценку руководителям на выборах.

И все же, считает Владимир Рыжков, одним из последних среди либеральных политиков покинувший Думу из-за невозможности участвовать в выборах по новому избирательному законодательству, внимательное изучение различных опросов общественного мнения показывает, что у либеральных идей есть социальная база - примерно 25% населения.

На самом деле Путин, по всей вероятности, сделал шаг в этом направлении, назначив своим преемником Дмитрия Медведева. Конечно, такую личность, как Медведев - молодой политик, юрист, автор книг, получивший образование в период перестройки, без связей с советской номенклатурой, с опытом предпринимательской деятельности - трудно было бы представить еще десять лет назад. И хотя многие российские аналитики считают, что это лишь внешнее осовременивание все той же клановой системы власти, воцарившейся вместе с Путиным, следует отметить, что он не выбрал еще одного агента разведки, каким является бывший министр обороны Сергей Иванов.

Несмотря на экономическое благополучие, принесенное высокими ценами на нефть, и огромные валютные запасы на "черный день", проблемы, с которыми придется разбираться тандему Медведев-Путин, многочисленны и глубоки. Прежде всего, до сих пор отсутствует четкая стратегия развития страны, выходящая за рамки использования в своих интересах природных ресурсов и придающая стратегическое значение другим отраслям экономики.

Еще одна существенная слабость России - в том, что вся политическая и экономическая власть здесь сконцентрирована в руках одного-единственного человека. "Дезинституционализация", произошедшая в период правления Путина, в результате ослабит шансы страны в сложной глобализированной структуре.

"Русскую ментальность" нельзя считать удовлетворительным оправданием природы нынешней власти и ее феодальных методов. Пока судьба страны остается в руках одного человека, а не общества, Россия не будет сильной.

Другой широкий круг проблем, с которыми, по-видимому, придется столкнуться, связан с внешней политикой, хотя никакой новой холодной войны на горизонте не предвидится. Россия всегда осознавала значение экономического измерения своих отношений с Европейским союзом, но, несмотря на это, центральное место в ее внешней политике продолжает занимать ось Соединенные Штаты - Россия. Ничто не предвещает, что на новом этапе что-либо изменится.

Вопрос о связи России с Европой (и с Азией, с другой стороны) всегда был в центре русской идентичности и спора об "особенностях российского пути" и свидетельствовал о сложности ее отношений с Европой. Европа же всегда воспринимала Россию, в первую очередь, как проблему. Но базовое противоречие российской внешней политики в отношениях с миром в целом и с Евросоюзом в частности исходит от нее самой: она настойчиво требует, чтобы с ней обращались как с нормальным партнером-соседом, и при этом постоянно говорит, что она - особый случай.

Российский аналитик Дмитрий Тренин несколько лет назад отмечал, что вопрос о вхождении России в Европу следует обсуждать не с Брюсселем. Прежде всего, такое вхождение должно состояться в России, через внутреннюю трансформацию. Но Европа не может прекращать искать, как направить процесс в этом направлении.

Кармен Клаудин - заместитель директора фонда CIDOB, эксперт по России

Источник: El Pais


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru