Архив
Поиск
Press digest
20 сентября 2019 г.
21 мая 2018 г.

Франк Герольд | Tagesspiegel

Как Путин хочет повысить статус России до великодержавного

Политика в отношении Ирана вбила клин между европейцами и американцами. Владимир Путин усматривает в этом шанс для новых альянсов. Как функционирует внешняя политика России? - задается вопросом постоянный автор Tagesspiegel Франк Герольд

"Эта фраза уже стала избитой: без России с мировыми кризисами не справиться. Однако, - замечает журналист, - похоже, это до сих пор не удавалось сделать и при участии России. Ситуация, сложившаяся сегодня в мире, все больше напоминает эпоху холодной войны. Экономические санкции должны были вынудить президента Путина пойти на компромисс. Однако тот продолжает придерживаться жесткого внешнеполитического курса. Шеф Кремля стал одним из важнейших глобальных игроков - во многом благодаря готовности идти на серьезные риски, задействовать военную машину и бескомпромиссно настаивать на своем".

После того как Трамп вышел из ядерной сделки с Ираном, продолжает Герольд, ситуация "пришла в движение". "Поскольку Россия, как и европейцы, хочет сохранить соглашение, неожиданно стало возможным сближение".

Такое ощущение, "что Путин в последнее время шлет небольшие сигналы о смене курса", отмечает автор. Если в Послании Федеральному собранию в марте этого года он "описывал Россию как крепость, со всех сторон осажденную врагами, и представил целый каталог "чудо-оружия", не только с целью успокоить собственный народ, но и напугать Запад, то, не успев официально вступить в должность, он заявляет о сокращении затрат на военные нужды - впервые за многие годы".

В том, что касается Сирии, Путин также немного отклоняется от взятого курса: "после американского авиаудара по сирийским объектам в апреле этого года он заявил, что планирует оснастить сирийскую армию сверхсовременными ЗРК, но затем было объявлено о том, что Асад С-300 не получит - по крайней мере, пока. Москва демонстрирует сегодня готовность, по всей видимости, пойти на компромисс с Украиной в том, что касается вызывающего неоднозначные оценки газопровода "Северный поток-2", - пишет Герольд. - Но обольщаться не стоит: Путин закидывает в воду камень за камнем и наблюдает за реакцией".

"Курс Путина ориентирован на возвращение России статуса великой державы, - говорится далее. - И здесь можно выявить два приоритетных направления: во-первых, Москва хочет преодолеть притязания США на роль единственного глобального игрока и установить многополярный миропорядок. Путина удовлетворило бы и биполярное мироустройство, при котором доминируют США и Россия. Однако зародившаяся было надежда на то, что с Трампом удастся достичь подобных договоренностей, на сегодняшний момент полностью рассеялась".

"Во-вторых, российский президент не верит в то, что работоспособным может оказаться либеральное мироустройство, о котором заявляют, например, Германия или Франция. Для Путина мировая политика до сих пор остается игрой с нулевой суммой, которая основывается на праве сильнейшего: когда один выигрывает, другой должен в чем-то уступить", - передает Герольд.

"Кто же определяет стратегические линии внешней политики страны? - продолжает журналист. "Все принципиально важные решения в таких вопросах, как внешняя, оборонная политика и политика безопасности, Путин принимает, несомненно, самостоятельно".

"Российские аналитики уверены, что в вопросах мировой политики - в отличие от других областей - Путин полагается не на советы ближайшего окружения, а на мнения экспертов. Важнейшим из них является (...) секретарь Совбеза Николай Патрушев, который так же, как Путин, начинал карьеру в КГБ".

"Стратегия определяется не внешнеполитической элитой страны (...), - отмечает журналист. - Решающим фактором становятся спецслужбы".

В последнее время выросло также влияние военных на внешнюю политику - на фоне напряженностей последних лет. "Олигархи, которые еще в начале путинского правления были фактором власти, недооценивать который не стоило, со временем стали слишком зависимы от Кремля, чтобы проталкивать свое представление о роли России в мире или даже в мировой экономике", - отмечается в статье.

Останавливаясь на таком российском политике, как глава МИД Сергей Лавров, Герольд указывает: "Он, без сомнения, является одним из самых больших профессионалов в российской политике". В новом кабмине у премьера Медведева будет не менее 9 вице-премьеров, однако Лавров в этот список не попал. Это, по мнению Герольда, свидетельствует о его особом статусе. "68-летний глава внешнеполитического ведомства является одним из последних представителей старой советской внешнеполитической школы, однако не вовлечен ни в одну из противоборствующих группировок в окружении Путина. И именно это делает его незаменимым для Путина на международной арене. Лавров в роли главного дипломата вот уже 14 лет лояльно представляет любой заданный Кремлем курс".

"Модернизация страны и неизбежность экономических и социальных реформ, о которых президент заявил в начале четвертого мандата, невозможны в условии постоянной конфронтации: России для решения ее проблем необходимо вернуться к сотрудничеству с Западом", - убежден автор статьи.

"Путин будет сдерживать внешнее давление на Россию в этот непростой период", - пишет Герольд, имея в виду необходимость передачи власти преемнику. "Однако для того, чтобы снова сблизиться с Западом, шефу Кремля придется не только подавать сигналы, но действительно встать на новый курс".

Источник: Tagesspiegel


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru