Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 ноября 2005 г.

Кремлевские наблюдатели говорят о том, кто придет на смену Путину. Но будущее России решается не в Москве

Рамазан Темботов не похож на исламского террориста. Правозащитник с мягкими манерами явно чувствует себя лучше с юридическими документами, чем с автоматом Калашникова. Он также избран представителем правящей партии "Единая Россия". И все же вокруг него идет масштабная антитеррористическая операция, развернутая в Нальчике, где милиция в масках недавно вытащила его из машины, держа на мушке, и препроводила в тюрьму.

То, что он там увидел, напоминало ужасы Данте: маленькие комнаты и коридоры были забиты узниками, которые "сбивались в кучу, как животные", когда их избивали. "Погоди, следующим будешь ты", - заявил ему следователь, не объяснив причину задержания. "Они пытали людей, как в гестапо", - сказал Темботов Newsweek, добавив, что поздно вечером его отпустили, не причинив физического вреда. Он полагает, что его спас звонок по мобильному телефону высокопоставленному знакомому из ФСБ.

В последнее время все взгляды устремлены на Москву, где идут разговоры о том, кто придет на смену Владимиру Путину в 2008 году. Всплыло имя Дмитрия Медведева, главы администрации российского президента и монополии "Газпром". На прошлой неделе Путин сделал его вице-премьером, всего неделей ранее назначив главой комитета, который будет направлять нефтяные доходы страны в образование, здравоохранение и социальные проекты, что, конечно, добавит ему популярности среди избирателей. Внимательно следят и за верным президенту Сергеем Ивановым, также получившим пост вице-премьера. После назначений наступило раздолье для кремлевских наблюдателей. Но когда речь идет о будущем России, стоит посмотреть не на Москву, а в сторону Нальчика, на юг страны.

Всего месяц назад вооруженные до зубов исламские боевики напали на столицу Кабардино-Балкарии, хорошо известного соседством с наводненной туристами горой Эльбрус. На протяжении двух дней город был зоной военных действий: целью боевиков были правительственные здания, отделения милиции и аэропорт. Когда они отступили, осталось 126 погибших, а в жестокой чеченской войне, похоже, появился еще один фронт. Путин похвалил власти за подавление мятежа в Нальчике, а во время недавней встречи с руководителями спецслужб предупредил, что разрушительное влияние Чечни может проявиться и в других местах. Мы действовали безжалостно раньше и будем поступать так же в будущем, заявил Путин. Помимо прочего, говорит военный аналитик Павел Фельгенгауэр, Кремль боится "пожара" в населенной мусульманами Южной России. При всей насущности вопроса о преемнике он бледнеет перед угрозой, обозначившейся в Нальчике. Вопрос в том, способна ли политика кулака, проводимая Москвой, сдержать эту угрозу, или же она усиливает недовольство, которое ее провоцирует.

Ответ не обнадеживает, судя по опыту Рамазана Темботова. Ему представляется, что Нальчик охватывает чувство осады. По данным московского издания "Газета", за прошедший месяц в Кабардино-Балкарии было арестовано 2 тыс. человек. Очевидцы и правозащитники считают задержанных на сотни, хотя похоже, что еще многих задерживали для допросов. Власти Нальчика подтверждают, что проводится крупная "зачистка". "13 октября на улицах появилась сотня вооруженных людей, - говорит пресс-секретарь МВД Марина Кясина. - В настоящее время мы выясняем, сколько людей их поддерживает или сочувствует им". Кясина подтвердила, что в распоряжении правоохранительных органов находится список нескольких тысяч предполагаемых исламских боевиков, действующих в регионе, но отрицает сообщения о том, что людей, значащихся в этом списке, систематически арестовывают и допрашивают. К настоящему времени, утверждает она, арестовано 37 человек, но эта цифра кажется неправдоподобной на фоне сведений, приходящих из Нальчика и окрестных сел.

Каждое утро у здания правительства в центре города собирается толпа. В основном это женщины - жены, матери и бабушки, - добивающиеся информации о мужьях, сыновьях и родственниках, исчезнувших во время боев или арестованных милицией позже. Их рассказы - это вариация на одну и ту же тему: вооруженные милиционеры в черном окружили дом или ворвались в квартиру и увели мужчин. 50-летняя Рая Чеченова потеряла сына во время октябрьских боев. Когда ее вызвали в милицию, она обнаружила его тело среди других в рефрижераторе у села Искож, в пригороде столицы. (На фотографиях, сделанных мобильными телефонами, видны тела молодых мужчин, нередко обожженные или обнаженные.)

Молодая женщина по имени Оксана стоит с ребенком на руках и плачет. Ее сестра сегодня родила, тело ее мужа Анзора оказалось в одном из временных моргов, по-видимому, он тоже был убит 13 октября. Оксана добавляет, что ее отца и брата до сих пор держат под стражей. По ее словам, их избивали четыре часа. Федеральная и местная милиция недавно ходила в Искоже из дома в дом и арестовала более 30 человек, утверждает местный правозащитник Валерий Хатажуков.

Лариса Дорогова, адвокат, помогающая этим женщинам, говорит, что массовые аресты идут во всем регионе. Она оказала подержку десятку семей, члены которых были арестованы за прошедший месяц, а затем освобождены. "Все возвращаются избитыми", говорит она, некоторые искалеченными. Другие не возвращаются. "Я недавно говорила с женщиной из Залукокаже, - говорит она. - Милиция заявила ей, что ее сын, Заур Псануков, погиб, выбросившись из окна". Удивительно, добавляет Дорогова, если учесть, что в здании, где его держали, на окнах решетки.

Еще один адвокат из Нальчика, Ирина Комисарова, рассказывает, что ее пригласили защищать Расула Кудаева, бывшего узника Гуантанамо, схваченного американцами в Афганистане и возвращенного в Россию в конце 2004 года. Его арестовали 23 октября и обвинили в участии в нападении на Нальчик, несмотря на то, что из-за военных ранений он едва передвигается. "Кудаев скорчился на стуле, держась за живот, явно от боли", - говорит она. Он сообщил ей, что его били, пока он не согласился подписать признательные показания. Когда она сказала ему, что его права нарушены, милиционеры пришли в ярость. "Я погоны сорву, но не дам тебе уйти", - закричал Кудаеву один из них. Через две недели местный суд отстранил Комиссарову от дела.

Подобное происходит повсюду. На мусульманском юге России власти арестовывают любого, кого заподозрят в исламской деятельности. Часто причиной становится посещение семьей мечети или решение женщин покрывать голову хиджабом, утверждает Олег Орлов из московской правозащитной организации "Мемориал". У него под рукой список мест, где в этом году проходили массовые зачистки - от Башкирии до Ингушетии и Дагестана. Мечети закрывают, молодежь, изучающую Коран, запугивают. Часто аресты кажутся почти случайными, говорит он, как будто милиция просто хватает "обычных подозреваемых", создавая видимость активной борьбы с терроризмом. "Это как минимум нарушение прав человека, если не российских законов, - добавляет Орлов. - В худшем случае, это вызывает у людей гнев, толкает целые общины в оппозицию правительству, к экстремизму".

Если Кремль действительно хочет раздуть пожар, он делает для этого все. Напряженность на Северном Кавказе растет. За прошедший месяц российские войска неоднократно попадали в засады и перестрелки в крупных городах Дагестана. По данным Eurasia Daily Monitor, с 15 августа по 20 октября мятежники устроили более 20 засад и взрывов в соседней Ингушетии. Темпы насилия нарастают после нападения на Нальчик. "Похоже, мы теряем контроль над Кавказом", говорит Геннадий Гудков, член парламента и отставной полковник ФСБ, винящий в проблемах региона коррумпированные местные власти, которые "сквозь пальцы смотрят на возмутительное поведение правоохранительных органов".

Другой федеральный депутат, бывший командир антитеррористического спецподразделения "Вымпел" Анатолий Ермолин, идет еще дальше. "Мы пытаемся остановить пожар на Кавказе, подливая в него масло", - говорит он. Он только что вернулся из Нальчика и считает, что местная власть окончательно утратила доверие людей, особенно молодежи. "В Нальчике погибли дети, - говорит он. - Им было 13, 15, 16 лет. Мы обращаемся с их родителями, как с животными, сваливаем тела в кучи и заставляем родственников выкапывать останки близких. Такие методы приведут к тому, что мы потеряем Кавказ".

Все не так мрачно. Недавно появились признаки того, что Москва начала понимать, какую ответную реакцию вызывает ее политика. Незадолго до октябрьского нападения в регионе был назначен новый президент. Возможно, побуждаемый спецпосланником Путина на Кавказе, Дмитрием Козаком, он сделал несколько примирительных жестов: пообещал вновь открыть несколько мечетей, потребовал от местных властей выдать родственникам тела погибших в октябре и, по сообщениям, признал, что в эскалации насилия отчасти повинна правительственная политика. "Кремль, - говорит Дидерик Ломан из Human Rights Watch, - явно пытается найти новый подход". Но сумеет ли он это сделать и успеет ли?

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru