Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 ноября 2005 г.

Элеанор Рэндолф | The New York Times

"Железный Феликс" вернулся

14 лет назад московское лето было полно эмоций. CCCР неожиданно исчез, разбился на 15 разных государств и тысячи осколков. Людям было страшно, но многие верили, что Россия станет истинно демократичной, и вся страна как будто вдохнула свежего, чистого воздуха после того, как слишком долго находилась под водой.

Вечером 22 августа 1991 года в центре Москвы собралась толпа в 50 тысяч человек и подогнали несколько подъемных кранов - надо было укрепить надежду на что-то лучшее по сравнению с советскими невзгодами. Рабочие раскачали, наклонили и низвергли внушительную статую Феликса Дзержинского, стоявшую напротив вселяющего ужас здания КГБ. Этот человек в 1917 году основал ЧК, Чрезвычайную комиссию - орган, который терроризировал страну арестами и жестокими казнями, вошедшими в историю как "красный террор". ЧК была предшественницей КГБ, мощной и жестокой тайной полиции и шпионской сети, которая была символом варварства XX века.

Статую "железного Феликса" переправили в район нового здания Третьяковской галереи. "Могила монстра" стала магнитом для западных туристов, которые восхищались видом поверженных комиссаров, включая товарища Дзержинского: он лежал на спине, а его стальной взгляд был направлен не на кого-то, а в серое русское небо.

И вот, в начале этого месяца, без особой помпы, но с мрачным символизмом Дзержинского вернули на почетное место в центре Москвы. Памятник уже не тот, и место не то. Теперь "железный Феликс" стоит в нескольких кварталах от прежнего места, около министерства внутренних дел. Бронзовый бюст этого человека - снова на пьедестале нового российского общества.

Как ни печально, реабилитация Дзержинского не вызвала шока. Это еще один шаг назад, как и нарастающий контроль государства над СМИ, как и устранение политических врагов президента посредством показательных судов. Гражданские организации находятся под обстрелом, президент Владимир Путин окружает ненужными ухаживаниями узбекское деспотичное и кровавое правительство. Путин, который только что перетасовал свой кабинет, тем самым, как говорят, сужая круг потенциальных преемников на следующих псевдовыборах, порождает волну спекуляций, мало отличимых от старой кремленологии, которая занималась анализом того, кто и где стоял на мавзолее Ленина во время больших парадов. Если Путин уйдет, попытка выступить против его избранника может оказаться очень опасным предприятием.

Хотя неясно, что делать Путину с восстановленным Дзержинским, те, кто занимался восстановлением памятника, точно знают, что их президент, сам бывший агент КГБ, испытывает ностальгию по советским реалиям. Ведь этот же самый человек, в конце концов, в своем ежегодном обращении к народу в этом году назвал развал Советского Союза "величайшей геополитической катастрофой XX века".

Миру остается только надеяться, что это не значит, что он хочет вернуть СССР - один кровавый монумент за другим.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru