Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
21 ноября 2005 г.

Зенке Крюгер | Die Welt

Между Лениным и "Макдональдсом"

Хотите приключений? Тогда поезжайте в Белоруссию, где еще жив советский дух. Взгляд за кулисы белорусской столицы Минска

Эту страну называют проходной комнатой Европы на пути в Россию. Потому что находится она непонятно где, между Варшавой и Москвой, по ту сторону горизонта. Это отрезок пути, на котором никто не выходит, не говоря уж о том, чтобы проводить там отпуск. Но оттуда периодически поступают плохие новости.

Советский Союз здесь еще не умер, рыночная экономика воспринимается как ругательство, здесь правит последний диктатор Европы товарищ Лукашенко, который на последних выборах благодаря нейтрализации оппозиции и подтасовке голосов набрал 75,6% голосов. Речь идет о Белоруссии, которая после распада Советского Союза в 1991 году стала самостоятельной.

Однако мы будем говорить не о политике. Мы заглянем за кулисы отстающей страны, в которой советские традиции до сегодняшнего дня сохранились в чистом виде. В первый момент это звучит пугающе, однако открывает исключительную возможность путешествия в прошлое, дает шанс провести приключенческий отпуск в настоящем социализме. Ведь 350 тысяч иностранных туристов в год приезжают сюда в поисках острых ощущений.

Приключения начинаются уже на вокзале в пограничном белорусском городе Брест, где ночной поезд Берлин-Минск стоит около трех часов. Около часа длится перестановка вагонов с западноевропейской колеи на широкую российскую. Потом начинается театр под названием "пограничный досмотр".

Резким тоном люди в униформе приказывают пассажирам встать с постели, потом поднимают сиденья, роются в постелях и чемоданах. Только люди снова улягутся, приходят другие пограничники - проверять таможенную декларацию. Следующих "проверяльщиков" интересуют паспорта, и, наконец, появляется еще один, с собакой. Как в лучшие времена ГДР.

Когда поезд в конце концов трогается, ни о каком сне уже не может быть и речи, хотя равнинные пейзажи из лесов, болот и озер, которые проплывают за окном, действуют утомляюще. Спустя целую вечность на горизонте появляется Минск. Кто хорошо учил историю в школе, знает, что после Второй мировой войны от белорусской столицы мало что осталось (немцы разрушили около 90%), следовательно, ожидаешь увидеть безликий городской пейзаж из панельных домов и дорог с выбоинами.

Однако это далеко не так: Минск на удивление разнообразен, занимает большую территорию, и там невероятно чисто, нет граффити и собачьих кучек на тротуаре. С одной стороны, это благодаря колоннам уборщиков, которые даже по воскресеньям патрулируют улицы, с другой стороны - социалистическим архитекторам, которые возвели образцовый мегаполис с парками и великолепными сталинскими аллеями. Они были разбиты в конце 1940-х и в 1950-е годы немецкими военнопленными.

Главная артерия города - это проспект Скарины длиной несколько километров, который начинается от площади Ленина. Какое-то время это место называлось площадь Независимости, однако глава государства Лукашенко, как известно, мечтает об объединении с Россией, поэтому слово "независимость" не очень подходит и он недавно распорядился о возвращении старого названия.

На новой старой площади Ленина высится комплекс правительственных зданий, построенных в 1930-1934 годах, удачная смесь стиля баухаус и советского модернизма. Впереди на пьедестале стоит тот, в честь кого названа площадь, монумент охраняют хмурые часовые в военной форме. За Лениным виднеется расположенный неподалеку собор Святого Симона и Святой Елены. Здание из красного кирпича, в котором во времена коммунизма располагался кинотеатр, с 1992 года снова стало костелом и местом встречи польского католического меньшинства, которое белорусские власти пытаются по возможности притеснять с тех пор, как Польша стала демократической.

Дальше по проспекту Скарины высятся Главпочтамт (помпезное здание с мраморными колоннами и стеклянным куполом), здание КГБ (в народе слывет самым высоким зданием в Минске, потому что отсюда - намек на депортации при Сталине - видно Сибирь) и музей Истории Великой отечественной войны, где с излишней долей пропаганды вспоминается нападение Германии на Советский Союз и два миллиона белорусов, которые были убиты во время оккупации. О судьбах евреев, которые при немцах были почти полностью истреблены, умалчивается.

Тут есть система, что подтверждает палитра минских памятников: памятник Победы, памятник городу-герою, монумент погибшим на войне в Афганистане, обелиск в честь работников МВД. За всем, по чему тоскует советское сердце, заботливо ухаживают.

И напротив, маленький Памятник жертвам геноцида в бывшем еврейском гетто, которое напоминает об убийстве евреев нацистами, не называя поименно погибших евреев, спрятан в канаве между деревьями и высотными домами. А памятник сотням тысяч жертв сталинского террора можно и по сей день тщетно искать в Минске. Как в лучшие советские времена.

Тем не менее, можно найти парочку средневековых следов - в Верхнем городе и в Троицком предместье. Оба района города относятся к тем немногим, которые уцелели во время войны. Потом они были образцово отреставрированы: глядя на одно- или двухэтажные жилые дома, старую ратушу XVII века, барочный Бернардинский монастырь и православный собор Святого Духа, можно догадаться, как Минск выглядел до войны.

Переулки вымощены булыжником, в них немало кафе и ресторанов, в которых, однако, довольно тихо: средняя зарплата в Белоруссии составляет около 100 евро, так что деликатесами не побалуешься. Там подают в основном блюда местной кухни - борщ, вареники с капустой и бутерброды.

Сейчас в Минске есть и узбекскийа, и китайский ресторан, и пара итальянских, а также американская закусочная - "Макдональдс" на улице Ленина, напротив государственного универмага ГУМ. В ГУМе советская система сохранилась особенно хорошо: никакого самообслуживания, работают мрачные продавщицы, и ассортимент товаров оставляет желать лучшего.

Цены для обычного работающего белоруса высоки (для западных туристов, надо признать, все очень дешево), и они регулируются государством. Поэтому ценовая система иногда начинает трещать по швам: как, например, в случае с туалетной бумагой, что отражено на восточноевропейском сайте www.inyourpocket.com.

Там выяснили, что стандартный рулон туалетной бумаги со 150 листочками долгое время стоил 191 белорусский рубль, т.е. один кусочек туалетной бумаги стоил 1,27 рубля. Самая мелкая белорусская денежная купюра, которая вошла в обращение после того, как Белоруссия стала независимой, - это банкнота достоинством в один рубль. Шутники посчитали, что тот, кто будет вытирать себе задницу этими купюрами, а не государственной туалетной бумагой, сможет сэкономить 0,27 рубля на листочке и 40,50 рубля на рулоне бумаги.

Между тем белорусские власти, очевидно, почитали этот сайт - и сделали жесткие выводы: цена одного рулона туалетной бумаги была увеличена больше чем вдвое, купюру достоинством в один рубль изъяли из обращения, самая мелкая банкнота теперь десятирублевая. Это наглядно демонстрирует, что капитализм даже в Белоруссии идет вперед.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru