Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2020 г.
21 января 2008 г.

Кристоф Шатло | Le Monde

Томислав Николич: "Разрыв связей с ЕС - не такая большая потеря"

56-летний Томислав Николич, возглавляющий Сербскую радикальную партию, исполняет обязанности главы радикалов после того, как Воислав Шешель в 2003 году был арестован и осужден за "преступления против человечности" Международным трибуналом по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге. Томислав Николич - один из фаворитов президентских выборов в Сербии. Его партии принадлежит наибольшее количество мест в парламенте после выборов 2007 года, но она не влияет на принятие решений из-за сформированной демократической коалиции.

- Является ли вступление Сербии в Европейский союз одной из ваших приоритетных задач?

- Это было бы так, если бы Евросоюз не увязывал напрямую вопрос вступления с вопросом независимости Косово. Раз Брюссель нас не уважает, мы вынуждены повернуться к России. К тому же, разрыв связей с ЕС - не такая большая потеря. Мы гарантируем безопасность уже осуществленных инвестиций, мы привлечем новые. Единственное, что мы теряем, - это европейские фонды. В любом случае, эти фонды улучшают инфраструктуру, но не создают рабочих мест. Мы будем сближаться со всеми странами, которые не признают независимость Косово.

Европа требует от нас того, чего не требовала от других стран-кандидатов на вступление в ЕС. В частности, чтобы мы выдали МТБЮ генерала Ратко Младича. Но Младич уже не в Сербии. Как мы можем его арестовать? Как бы то ни было, эти обвинения (в "геноциде" и "преступлениях против человечности", совершенных в его бытность командующим боснийских сербов во время войны в Боснии и Герцеговине) незаконны и несправедливы. Младич всего лишь исполнял приказания.

- Когда вы говорите о сотрудничестве с Россией, это касается вопросов безопасности?

- Никто не собирается нападать на Сербию. Но, как и во всех странах, существует террористическая угроза. На нашей территории уже есть американская база (в Косово, сербской провинции, находящейся под международным управлением с 1999 года). Почему бы не рассмотреть вопрос о российском логистическом присутствии в Сербии? У нас интересное географическое положение для того, чтобы установить, в частности, российские радары, которые, естественно, будут под охраной российских солдат.

- О какой террористической угрозе вы говорите?

- Сербия из европейских стран расположена ближе всех к террористическому центру - так называемому независимому государству Косово, пользующемуся поддержкой самых могущественных мировых картелей наркоторговцев, чьи деньги идут на покупку западных политиков, чтобы те поддержали независимость Косово.

- Косовские албанцы хотят провозгласить независимость после сербских выборов. Это неизбежно?

- Если бы Европа нам помогла по-настоящему, мы бы уже не жили так бедно. У народа создается впечатление, что Европа нас обеднила, чтобы тем самым добиться независимости Косово. Если бы Сербия была экономически сильным членом ЕС, албанцы удовольствовались бы расширенной автономией. Сегодня сербское население устало от экономических и социальных обещаний, от которых ничего для него не меняется уже семь лет (после падения Слободана Милошевича). Поэтому оно обращается к главному вопросу: исторической проблеме утраченных территорий - в этом вопросе радикально настроенные политики не изменили свою точку зрения за последние годы.

Сейчас невозможно остановить американцев, которые заявили, что признают независимость - несомненно, потому, что они в долгу перед мусульманами из-за Ирака. Невозможно также повлиять на Францию. Но не ждите, что сербский народ, не моргнув глазом, будет снова и снова мириться с утратой своих территорий.

- Как должна отреагировать Сербия?

- Мы думаем над тем, какие меры применить к странам, которые признают Косово. Как бы то ни было, если мы, радикалы, выиграем, мы потребуем, чтобы парламент ввел полную экономическую блокаду Косово, не признаем косовские паспорта, запретим транзит товаров в Косово через Сербию.

- После первого тура вы впереди, сколько голосов вы рассчитываете набрать во втором туре 3 февраля?

- Я рассчитываю на всех пострадавших от переходного периода, а их больше, чем тех, кого устраивает политика Тадича. На нем лежит ответственность за кризис, в условиях которого мы живем уже пять лет. Он предпочитает формировать слабые правительства, но не допускать нас к власти.

Что касается премьер-министра (Воислава Коштуницы), он не выполнил наше соглашение о председателе парламента (Томислав Николич был вынужден подать в отставку спустя пять дней после своего избрания в мае 2007 года). С тех пор его популярность падает, а моя растет. Но наши избиратели знают, что наши политические программы близки. Поэтому я не нападаю на него.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru