Архив
Поиск
Press digest
21 января 2020 г.
21 июня 2007 г.

Корреспондент | La Stampa

В новой постановке "Кандида" исчезло упоминание о священниках-педофилах

О сокращениях, которые должны были сделать этого "Кандида" удобоваримым, на специальной пресс-конференции рассказали руководители спектакля, директор Джон Аксельрод и режиссер Роберт Карсен, принимая во внимание, что этот "Кандид" - настолько же его творение, как и Бернстайна. По словам Карсена, пришлось отказаться от двух песен доктора Панглосса (в том числе и для того, чтобы не заставлять слишком много петь Ламберта Вильсона в Ла Скала, привыкшей к другим голосам) и нескольких речитативов: всего 15 минут из трехчасового спектакля.

Как сообщалось ранее, остался эпизод с участием знаменитого квинтета свергнутых королей, развлекающихся на загрязненном нефтью море: Берлускони, Блэр, Буш, Ширак и Путин, счастливые и поющие - пусть и не всегда слаженно, принимая во внимание, что они находятся в состоянии алкогольного опьянения. Единственным отличием стало то, что они в трусах, а не в галстуках, соответствующих цветам их флагов. В парижской версии постановки галстуки служили лишь для прикрытия швов на латексных масках, в Ла Скала специалисты справились с этой проблемой блестяще. Стоит подчеркнуть, что Карсен, как и Вольтер, который представил образы свергнутых королей своей эпохи, изобразил в сатирическом виде правителей наших дней.

Что касается двух других острых моментов, то один был изменен, другой нет. У Old Lady папой остается Папа, более того, Папа-поляк. Но о священниках-педофилах не произносится ни слова. Что касается этих двух моментов, то следует дать разъяснения. Во время своих путешествий Кандид Вольтера встречается на определенном этапе со старухой, которая рассказывает: "Я дочь Папы Урбана Х и принцесса Палестрины". Вольтер так прокомментировал свою собственную идею: "Обратите внимание на осторожность автора, до сегодняшнего дня не существовало ни одного Папы, которого бы называли Урбаном Х; он побоялся приписать внебрачную дочь какому-то известному Папе. Какая осмотрительность! Какая деликатность души!" Этот вымышленный Папа стал у Бернстайна поляком, и в 1956 году никто не мог предположить, что через четверть века папой изберут поляка.

Он просто пошутил над своей биографией: его семья эмигрировала в Соединенные Штаты из Польши. В Милане Папа остался поляком, как и в парижской версии постановки.

Другая сцена вызывает больше споров. Приехав в Новый Свет на Эллис-Айленд, где сурово относятся к вновь прибывшим, офицер иммиграционной службы прогоняет Максимилиана, переодетого женщиной, как Джэк Леммон в фильме "В джазе только девушки": "Вы думаете, я вас пропущу, чтобы вы развращали нашу молодежь?" Но ситуацию спасает священник, заявив, что этот молодой человек "может оказаться полезным в нашей иезуитской общине". Шутка была грубой, но актуальной.

Карсен пояснил, что эта сцена была изъята потому, что надо было немного сократить текст, а вовсе не потому, что в Париже можно произносить некоторые шутки, а в Милане нет. Автор спектакля шутит над Америкой, Бушем, буржуазией, войной, но не трогает священнослужителей. Все остальное время, отведенное на пресс-конференцию, было посвящено заявлениями Карсена о том, что "это здорово, что театр вызывает дискуссии". Пожалуй, было бы лучше, если бы дискуссии начинались после просмотра спектакля.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru