Архив
Поиск
Press digest
21 января 2020 г.
21 июня 2007 г.

Андреа Бонанни | La Repubblica

Европа, саммит подведения итогов

Все когда-нибудь заканчивается, но никто не говорит, что все заканчивается хорошо. И саммит, который открывается сегодня в полдень в Брюсселе под председательством Ангелы Меркель, призван изменить лицо Европы. Если 27 глав государств и правительств ЕС поддержат проект, подготовленный Германией, Европейский союз распрощается с мечтой о конституции, но совершит серьезные шаги вперед. ЕС станет юридическим лицом и сможет подписывать международные договоры, будет иметь президента и ответственного за внешнюю политику, может принимать решения большинством голосов в самых различных областях, в том числе по вопросам юстиции и иммиграции. Наконец, Европа в еще большей степени станет "Европой двух скоростей" с такими странами, как Великобритания и, вероятно Польша, которые будут исключены из зоны единой валюты и процесса отмены границ, а также из сотрудничества по юридическим и судебным вопросам. Если же окажется, что договор принять невозможно, если Лондон или Варшава воспользуются вето с целью выхолащивания договоров, чтобы сделать бесполезной их реформу, Европа должна будет признать, что латентный кризис, сохранявшийся в эти последние годы, закончился. И на этом этапе, как заявил вчера министр иностранных дел Италии Массимо Д' Алема, выступая перед парламентскими комиссиями, "вполне возможно, авангард стран ЕС решит самостоятельно продвигаться по пути интеграции". Иными словами, это станет разводом, хотя процесс разделения может оказаться более долгим и сложным, чем можно предположить.

Перед лицом этой дилеммы европейские лидеры разделились на два лагеря. С одной стороны - 23 государства, готовые принять проект, подготовленный председательствующей Германией. С другой - четыре страны, которые испытывают неудовлетворение и претендуют на дальнейшие уступки: Великобритания, Польша, Нидерланды и Чехия. В ходе длительной и секретной подготовки саммита Ангеле Меркель удалось уменьшить до минимума число диссидентов и заручиться поддержкой правительств, которые традиционно прохладно подходили к идее интеграции, как Ирландия, Швеция, Дания или балтийские страны.

Среди недовольных лишь Нидерландам удалось получить большую часть того, на что страна претендовала: отмену символов ЕС и наименование договора "конституцией", более широкие права на контроль за деятельностью ЕС со стороны национальных парламентариев, ограничение главенства законодательства ЕС над национальным законодательством. Поэтому, довольно маловероятно, что Нидерланды применят вето.

И, чехи, несмотря на известную еврофобию своего правительства и президента, прибывают в Брюссель решительно настроенные на поиск компромисса. И так как у них, по-видимому, нет собственной стратегии, не исключено, что они будут поддерживать все требования о снижении, выдвигаемые другими. Но, скорее всего, они не воспользуются правом вето.

Поляки отличаются тем, что ведут самостоятельное наступление, нацеленное на изменение системы голосования с тем, чтобы добиться больших возможностей для блокирования решений, которые их не устраивают. На этом фронте, они, как кажется, находятся в полном одиночестве (если не считать определенной поддержки со стороны чехов). Если, с одной стороны, они громогласно заявляют о намерении блокировать все, с другой, они отдают себе отчет в том, что быть единственным препятствием на пути продвижения Европы вперед - контрпродуктивно, принимая во внимание, что они нуждаются в ЕС, как в плане финансирования, так и в плане обеспечения энергетическим сырьем. В конечном итоге, таким образом, не исключено, что они пойдут на компромисс, чтобы найти формулу, которая позволит им добиться "премии" и спасти лицо.

Но главной проблемой, как было понятно с самого начала, являются британцы. Логика Лондона была изложена министром иностранных дел Маргарет Беккет: самым подходящим для Великобритании решением в действительности является провал саммита, который сохранит статус-кво. Исходя из этой предпосылки, Тони Блэр на своем последнем европейском саммите готов пойти на уступки лишь в той степени, в какой они никоим образом не нанесут ущерба суверенитету и прерогативам Соединенного Королевства в таких областях, как внешняя политика, судебное законодательство, контроль над границами или юрисдикция Европейского суда. Чтобы пойти навстречу требованиям британцев, немцы составили компромиссный вариант документа, который гарантирует Лондону возможность уклоняться от не устраивающих его решений (opt-out). Но англичане говорят, что они все еще не удовлетворены, и угрожают применить вето. Если их истинной целью является срыв саммита, то будет очень сложно отыскать компромисс, который бы мог их удовлетворить.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru