Архив
Поиск
Press digest
22 апреля 2019 г.
21 июня 2010 г.

Люк Гардинг | The Guardian

Дагестан: Моя дочь - террористка

В воскресенье 28 марта 2010 года 27-летняя Марьям Шарипова выехала из своего дома в дагестанском селе Балахани, повествует The Guardian. "Рано утром Марьям и ее мать поехали на маршрутке в Махачкалу", - пишет корреспондент Люк Гардинг. По словам матери, она и Марьям расстались на улице Ирчи-Казак в Махачкале. Марьям сказала, что зайдет в аптеку купить хны. "Через десять минут она позвонила матери на мобильный телефон и сказала, что встретила подругу и вернется домой одна. Когда мать через полчаса перезвонила ей, абонент оказался недоступен. Обеспокоенная, но не слишком - как-никак ее дочь была взрослой женщиной - мать Марьям вернулась в Балахани одна", - говорится в статье.

По данным издания, о передвижениях Шариповой в последующие часы ничего неизвестно. Однако, по версии следствия, на следующее утро она оказалась в Москве и в 7:56 взорвала себя на станции метро "Лубянка". Спустя 40 минут вторая террористка, 18-летняя Дженет Абдуллаева, привела в действие взрывное устройство на станции "Парк культуры", напоминает газета.

"Что побудило молодую, успешную и образованную женщину убить себя и других?" - задается вопросом автор. Корреспондент посетил Балахани и поговорил с отцом Марьям, учителем русской литературы Расулом Магомедовым. Он также заглянул в комнату Марьям, где увидел книги на арабском языке и стопку женских журналов. Магомедов сказал в интервью, что не может поверить, что его дочь стала террористкой-смертницей. "Она была уверена в себе, ставила себе четкие цели и хотела их достичь", - пояснил он.

Марьям хорошо училась, изучала математику в педагогическом университете, а позднее получила второй диплом - психолога, с 2006 года работала в школе в своем селе. Но, может быть, Марьям олицетворяет новый тип радикального террориста? - вопрошает автор, поясняя, что Балахани слывет оплотом салафистов - представителей консервативного течения ислама. Многие дагестанские салафисты считают, что имамы традиционных мечетей слишком близки к государству, а власти, в свою очередь, именуют салафистов экстремистами и обвиняют их во всех нападениях на федеральные силы.

"Расул отвергает официальную версию, а также утверждения прессы, что его дочь была "зомбированной террористкой", - пишет газета. Он считает, что это часть антимусульманской кампании. "Он убежден, что в Махачкале Марьям, возможно, похитили то ли российские спецслужбы, то ли другие загадочные силы, которые заинтересованы в том, чтобы Дагестан погряз в кровавой войне наподобие чеченской. Он утверждает, что заподозрил беду только 1 апреля, когда дочь не вернулась домой к началу новой учебной четверти", - говорится в статье.

Расул узнал дочь по фотографии, где была изображена голова одной из террористок, пишет газета. "Он считает, что синяки на ее правой щеке не связаны со взрывами и свидетельствуют, что за несколько часов до смерти ее пытали", - говорится в статье. "Синяки должны были появиться за три-четыре часа до инцидента", - сказал Магомедов в интервью, добавив, что следствие не может ответить на этот вопрос.

"И действительно, официальная версия событий неполна и озадачивает", - утверждает газета. По версии следствия, обе женщины приехали из Дагестана в Москву на автобусе, что занимает 48 часов. "Однако другие свидетели уверяют, что рано утром 28 марта Марьям все еще находилась в Дагестане. Разумеется, возможно, что она прилетела в Москву из Махачкалы под чужим именем. Но пока следствие этого не утверждает", - пишет газета.

По данным газеты, накануне взрывов семья находилась под надзором спецслужб. "В 2008 году старший брат Марьям Илья провел 8 месяцев в тюрьме по обвинениям в принадлежности к мятежникам и хранении гранаты, а затем был освобожден ввиду недостатка доказательств. 4 марта власти обыскали дом Марьям, направив в Балахани десятки солдат, грузовики и даже вертолеты. Они ушли с пустыми руками. 28 марта, в день исчезновения дочери, сам Расул был арестован под дулами автоматов. В ходе спецоперации военные окружили дом, где он остановился в Махачкале. Оказалось, что они искали кого-то другого", - говорится в материале.

За неделю до смерти Марьям заказала новое платье, купила дорогую швабру и сказала родственникам, что планирует заняться огородом. "Я думаю, что обеих женщин похитили - кто-то, в прошлом имевший отношение к спецслужбам, отвез их на самолете в Москву", - предполагает правозащитница Гульнара Рустамова из организации "Матери Дагестана". Она говорит, что когда утром 28 марта звонила матери Марьям, то отчетливо слышала голос Марьям на заднем плане.

"Но мог ли кто-то другой убедить ее покончить с собой? Российские следователи утверждают, что Марьям втайне вела двойную жизнь и была новоиспеченной женой крупного лидера террористов Магомедали Вагабова", - говорится в статье. Отец Марьям отрицает, что она тайно вышла замуж за Вагабова, пишет газета. "Он говорит, что Марьям делила свою жизнь между домом и преподаванием в школе", - отмечает издание.

Однако, по словам независимых наблюдателей, тайные браки командиров мятежников с женщинами, которые симпатизируют исламистам, - не такая уж редкость, супруги встречаются примерно раз в четыре месяца на явочных квартирах. Неназванная женщина, много лет знающая дагестанское подполье, сказала в интервью: "Эти женщины очень женственны. Они хотят быть по-настоящему привлекательными для своих мужей". Та же женщина, лично знакомая с Расулом Магомедовым, считает, что Марьям вполне могла добровольно стать смертницей. "В Дагестане очень радикальная идеология. К сожалению, она отравляет некоторые умнейшие головы и не только те, которые руководствуются личными соображениями", - сказала она.

"Но в мире загадочных группировок, направленной против мятежников пропаганды, насилия и конспирологических теорий невозможно установить четкую версию случившегося. Власти не предоставили доказательств или вспомогательных улик, которые объяснили бы взрывы в Москве", - утверждает газета. "Вдобавок сотрудники правоохранительных органов действительно часто похищают безвинных мирных граждан", - говорится в статье. Корреспондент замечает, что уехал из Дагестана, так толком и не найдя ответов на свои вопросы, но с предположением, что сегодняшние недовольные ситуацией мусульмане намного более радикализированы, чем их родители. "Главная трибуна фундаменталистского ислама теперь - уже не медресе, а интернет, по которому Марьям была специалистом и благодаря которому, возможно, вела двойную жизнь", - пишет автор.

Также по теме:

Мусульманские сестры самопожертвования (The Sunday Times)

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru