Архив
Поиск
Press digest
4 августа 2020 г.
21 марта 2018 г.

Сильвия Кауфман | Le Monde

Всякий раз, когда европейцам и американцам недоставало решительности, Россия этим пользовалась

Обозреватель Le Monde Сильвия Кауфман считает, что наивность в отношении России больше неприемлема, однако надо уметь общаться и сотрудничать с Москвой.

Владимир Путин, как слон в посудной лавке, вломился в повестку дня предстоящего Европейского совета, который пройдет 22-23 марта в Брюсселе, говорится в статье.

Официально, конечно, речь идет не о нем. Британский премьер-министр Тереза Мэй представит доклад об отравлении бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии 4 марта в Солсбери, на юге Англии. Тем не менее, не Скрипаль будет будоражить умы остальных 27 лидеров Евросоюза под звук возмущенных жалоб Мэй, а хозяин Кремля, отмечает обозреватель.

Как найти управу на Путина? Этот вопрос занимает европейцев с большей или меньшей остротой после его первого избрания в 2000 году и ставится снова, поскольку российский президент только что переизбрался на шесть лет. Даже немецкий канцлер Ангела Меркель, которая пришла к власти немного позднее, в 2005 году, и обладает почти таким же политическим долголетием, не находит ответа. Ни один из нынешних руководителей Европейского совета, саммит которого начнется в четверг, не уверен, что еще останется на посту в 2024 году, когда Путин завершит свой четвертый мандат, отмечает Кауфман.

"Путин 2018 года уже не тот, что в 2000-м. В своем желании вернуть России ее величие и оказать сопротивление экспансии демократии, за последние четыре года он продемонстрировал нарастание агрессии, готовности к вмешательству, несговорчивости - хотя не все его действия увенчались успехом. Россия аннексировала Крым, захватила украинский Донбасс, где продолжается война, покрыла атаку на гражданский самолет "Малазийских авиалиний", сбитый российской ракетой над Украиной с 298 пассажирами на борту. Она также совершила интервенцию в Сирию с целью спасти диктаторский режим Башара Асада. Она служит прибежищем для кучи хакеров и непонятных компаний, таких как "Агентство интернет-исследований", которые занимаются взломами, манипуляциями, помехами и подрывом электоральных процессов в западных демократиях", - пишет Кауфман.

"Европейцы 2018 года тоже не те, что в 2000-м. ЕС расширился после вступления стран-сателлитов СССР, оказался в невыгодном положении из-за "Брекзита", и теперь ему труднее управлять своей разнородностью. Однако он окончательно расстался с наивностью", - полагает обозреватель.

Единство ЕС по вопросу об украинском кризисе поразило Москву. ЕС, открытый всем ветрам, китайским инвестициям, российским олигархам, оптимизациям американских интернет-гигантов, все же осознал необходимость защищаться, указывает автор статьи.

Новая агрессивность Москвы породила идею "новой холодной войны", которая продолжится после переизбрания Путина. В журнале The New Stateman британский военный теоретик Лоуренс Фридман пишет, что речь идет "не столько о подобии того, что можно назвать холодной войной 1.0, сколько о новой версии, с новыми характеристиками. Эта холодная война 2.0 заслуживает такого названия, поскольку она может стать горячей".

"Действительно, существует много различий между холодной войной до 1989 года. Могущество остается привязанным к ядерному оружию, но "холодная война 2.0" не делит планету на две части. Отныне есть другие игроки, в первом ряду которых стоит Китай, и все они связаны посредством глобализации. Россия не обладает масштабом СССР. Структура власти уже не та: Путин решает в одиночку, без всякого политбюро. Он принял капитализм и не стремится экспортировать ни идеологию, ни свою модель. Интернет породил кибервойну, и в новом конфронтационном пространстве нет ни правил, ни контроля, - говорится в статье. - Нет больше и прежних каналов для диалога Москвы и Вашингтона. Наконец, США эпохи холодной войны следовали логической линии, тогда как Америка Трампа непоследовательна и непредсказуема".

Какие уроки холодной войны могут быть полезны для европейцев 2018 года?

Каждый раз, когда европейцы и американцы проявляли недостаточную стойкость, Россия извлекала из этого пользу. Но все равно надо взаимодействовать с Москвой, сохранять открытыми каналы связи, сотрудничать, когда это в интересах европейцев, призывает Кауфман.

"Следует принять во внимание экономическую слабость путинской России, вопиюще контрастирующую с образом великой державы, который она жаждет демонстрировать. Это Ахиллесова пята путинского режима. Любопытно, что так же обстояло дело в СССР, и это хорошо понял Михаил Горбачев", - напоминает обозреватель.

"Если Путин не хочет кончить так же плохо, как Горбачев, возможно, он осознает, насколько нуждается в европейцах. А также в ослаблении санкций, а не в их усилении", - подытоживает Кауфман.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru