Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
21 сентября 2006 г.

Мари Жего | Le Monde

Боевые отряды русского расизма

Погромы - эти нападения на представителей чужого этноса, сопровождающиеся насилием, а иногда и убийствами, которые Россия переживала в 1880-1921 годах, - вернулись. В свое время погромы были направлены против еврейских общин. Сегодня их мишенью становятся кавказцы, выходцы из центральноазиатских республик, азиаты, цыгане. До весны убийства людей с "неславянской" внешностью (за 9 месяцев 2006 года их было 33) были повседневным результатом проявлений ксенофобии в России. С тех пор ситуация приобретает гораздо более тревожный оборот.

В мае в поселке Харагун (Читинская область) произошли столкновения на этнической почве между русскими и азербайджанцами: один человек погиб. Месяц спустя антикитайский погром в поселке Таргиз (Иркутская область) завершился изгнанием 75 китайцев. Через несколько дней жители Сальска (Ростовская область) поднялись против дагестанцев: беспорядки закончились смертью человека. Волна ненависти катится по всей Российской Федерации, от Дальнего Востока до южных районов страны, в которой живут люди 50 национальностей (татары, башкиры, ненцы, чеченцы, ингуши, балкарцы и другие российские граждане) и 17 млн иммигрантов. "После второй чеченской войны этническая нетерпимость, страх перед иммигрантами и ненависть выросли настолько, что Россия превратилась в самую ксенофобскую страну Европы", - считает социолог Лев Гудко.

Воинственные митинги, расистские лозунги, поджоги, грабежи: с 31 августа по 4 сентября настоящий разгул ненависти к кавказцам царил в Кондопоге - небольшом промышленном городке неподалеку от российско-финской границы. Пять дней не знавшая удержу (и, как утверждает милиция, подогретая винными парами) толпа громило имущество "черных", закидывая лавки, гаражи и машины камнями, бутылками и "коктейлями Молотова". Она требовала немедленного "выселения" кавказцев.

В Кондопоге все началось с драки между русскими и кавказцами в кафе-ресторане "Чайка", принадлежавшем азербайджанцу. В этом убогом городке с 37 тысячами жителей, расположенном в 1000 км от Москвы, - городке, где единственным поставщиком рабочих мест является местный целлюлозный комбинат, - развлечься так же трудно, как и найти работу. Вечером 29 августа группа молодых русских, обмывавших новоселье одного из них, повздорила с официантом-кавказцем и его хозяином. Разговор перешел на повышенные тона, дошло до рукоприкладства. Кавказцы позвали на подмогу "земляков". В милицию сообщили, но она не стала вмешиваться. В завязавшейся драке двое молодых русских, Сергей Усин и Григорий Слизов, были убиты холодным оружием.

Реакция местных жителей не заставила себя ждать. Через два дня в центре города собрались 2 тысячи человек. "Черные убили наших!" - орала толпа, настроенная отомстить "неславянам". Настроения раскалила добела ультранационалистическая организация - Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ). Приехавшие из Москвы и Санкт-Петербурга, члены этой прославянской ксенофобской группировки, поддерживаемые неонацистами, организовали манифестацию. Их программа? "Очистить" Россию от "черных", обеспечить привилегированное положение этническим русским и "в 24 часа" отправить нелегалов на родину. И не важно, иностранцы они (азербайджанцы, армяне) или граждане Федерации (чеченцы, дагестанцы): эта мера должна коснуться всех.

При этом Кондопога, где выходцы из чужих краев составляют всего 1% населения, отнюдь не является бастионом иммиграции. Как и во всех российских городах, кавказцы торгуют на рынке с прилавков фруктами и овощами. На рынок и обрушилась волна народного гнева. Прилавки были опустошены, магазины разграблены и сожжены. 200 кавказцев в панике бежали. Десятки чеченцев нашли приют в 50 км от города.

3 сентября в события вмешались спецподразделения, но успокоить страсти им практически не удалось. На следующий день была совершена попытка поджечь спортивную школу, директором которой был тренер-чеченец, вновь зазвучали расистские лозунги. Под давлением народа мэр Кондопоги Анатолий Папченков предложил отдать в собственность русским магазины, принадлежавшие выходцам с Кавказа. Еще дальше пошел губернатор Карелии Сергей Катанандов: он осудил "молодых людей с Кавказа и из других регионов", которые ведут себя "как оккупанты". Каким он видит выход? "Пусть ведут себя скромно или уезжают".

Пресса, политические деятели и ультранационалисты - все они вскоре начинают комментировать события в одинаковом ключе. Ситуация в Кондопоге вышла из-под контроля не из-за этнической нетерпимости. Речь, мол, идет о "социальных проблемах". Кавказцы раздражают русское население, их "показное богатство" слишком бросается в глаза, губернатор говорит об их "мерседасах", разъезжающих без номеров". Не говоря уже об их "мафиозных комбинациях" или взятках, которые они платят милиции, чтобы та закрывала глаза на происходящее.

За пять дней безумия в Кондопоге ни один руководитель, ни один политик, ни один интеллектуал или артист не счел нужным осудить погром. Национальная пресса разжигает ненависть. "Причина настоящая в том, что оборотни в погонах и пиджаках позволяют пришельцам вести себя с местными жителями без всякого уважения, как на оккупированных территориях", - пишут 4 сентября "Известия".

Подкрепляя этот тезис, газета рассказывает, как на протяжении шести лет таджикские торговцы с одного из столичных рынков заливали квартиры, в которых жили, поливая водой из душа разложенный на полу укроп. И заключает: "Обошлось - у квартиры, где таджики так прочно обосновались, сменился хозяин, а вместо рынка, где они торговали, построили супермаркет".

Но остается вопрос: мог бы погром в Кондопоге принять такие масштабы без вмешательства ультранационалистов и неонацистов, которые им воспользовались в своих целях? По всем каналам телевидения показывали бритоголовых, творивших бесчинства, и лидера ДПНИ Александра Белова, выступавшего перед толпой с мегафоном в руке. Через несколько дней после этих событий Белов давал пресс-конференцию, сидя рядом с депутатом Думы Николаем Курьяновичем. Оба высказывались за "тотальную зачистку" "преступных элементов... как нам это обещал президент" (намек на произнесенную в начале второй чеченской войны фразу Владимира Путина о необходимости "мочить террористов в сортирах").

Говорят, Александра Белова, выступившего в Кондопоге в роли вожака, обхаживает новая партия Союз доверия, один из руководителей которой является пресс-секретарем Совета Федерации. Как считает политолог Марк Урнов, "организации вроде ДПНИ не смогли бы существовать без поддержки со стороны части российской политической элиты. В ней существуют различные течения, но некоторые полагают, что такого рода организации приносят пользу власти".

Уже почти шесть лет ультранационалистические и неонацистские организации (Славянский союз, Русское национальное единство, Национал-социалистская партия) пользуются заметным влиянием. 4 ноября 2005 года - в день, объявленный Кремлем днем "народного единства", - более тысячи неонацистов прошло по улицам Москвы, скандируя лозунги про "кавказских мафиози" и "таджикских наркоторговцев", безнаказанно вскидывая руки в нацистском приветствии.

В России эти организации пользуются такой свободой слова и передвижения, которой могли бы позавидовать неправительственные организации (НПО), подвергающиеся жесткому бюрократическому давлению после принятия закона об их статусе.

Ксенофобная риторика здесь свободна. В самом центре Москвы, в двух шагах от Третьяковской галереи, книжная лавка Фонда за сохранение славянской литературы предлагает читателю последний фетиш "патриотов" - панегирик Адольфу Гитлеру под заголовком "Что произошло 22 июня 1941 года?". В июне автор книги, Александр Усовский, получил право устроить торжественную презентацию своего сочинения в Думе. На прилавке лежит и последнее издания "Списков замаскированных евреев", в котором, в частности, фигурируют нимфа украинской "оранжевой революции" Юлия Тимошенко, правозащитник Дмитрий Сахаров и... генерал де Голль!

Существует масса неонацистских интернет-сайтов - от "форума церкви Адольфа Гитлера" до форума национал-социалистского движения "Славянский союз". Интернет-чаты имеют безумный успех. Здесь с жаром спорят и о будущем "великой русской нации", и о точном цвете знамени дивизии СС "Мертвая голова". Именно на таких сайтах трое молодых устроителей расистского теракта на Черкизовском рынке (северо-запад Москвы), произошедшего 21 августа, нашли рецепт изготовления бомбы, которую они взорвали в азиатском секторе рынка, убив 12 человек. Кем они были? 18-20-летними студентами, не состоявшими в экстремистских организациях, но имевшими большую тягу к неонацистской литературе. На допросах они пояснили, что хотели "отомстить нелегальным иммигрантам, наводнившим страну". 12 сентября был задержан "мозг" банды - 18-летний Никита Сенюков, учащийся московской милицейской академии. На его счету - убийство 17-летнего Вигена Абрамянца, хладнокровно зарезанного днем 22 апреля на станции метро "Пушкинская", в центре столицы.

Если убийства на расистской почве мало кого волнуют, увлечение неонацизмом рассматривается скорее как нечто забавное. Если верить прессе, сегодня в России "есть мода на фашизм". И действительно, идея укоренилась настолько, что популярный журнал "Караван историй" недавно поместил на первую полосу фотографию певицы Ирины Аллегровой в эсэсовской форме и с полицейской собакой на поводке, и ни у кого это не вызвало возражений. Русский Newsweek в своем номере за 14-20 августа поведал о существовании в стране "подпольной фашистской культуры", одним из воплощений которой является Тесак - молодой режиссер клипов со сценами насилия. Звезда неонацистского шоу-бизнеса ощущает подъем сил, утверждает Newsweek, который называет его "Лени Рифеншталь (режиссер, любимица Гитлера) российских нацистов".

Сайт Тесака предлагает множество сюжетов. На одном показано повешение ("жаль, что не по-настоящему" - комментирует почитатель) "таджикского торговца наркотиками" людьми в масках, которые разрубают труп на части и сжигают. Под рубрикой "Сделай что-нибудь конкретное!" предлагается образец доноса в милицию. Всякому гражданину, заметившему у себя на лестничной клетке чужака, предлагается сообщить об этом представителям правопорядка.

Дмитрий Демушкин - один из идеологов русского "национал-социалистского движения". В его собственной организации - Славянском союзе ("СС") - в одной только Москве состоят 5 тысяч человек. В своем костюме и с взъерошенными волосами этот 30-летний молодой человек совсем не похож на "бритоголового" и представляется как "консультант президентской администрации". Кое-какие проблемы у него есть: за последние два месяца в его доме дважды проводился обыск, и ему, по его словам, уже не удается добиться разрешения на проведение молодежных концертов.

Но в целом он спокоен. "На высшем уровне были даны инструкции меня не трогать", - хвалится он. Ведь у него есть "сторонники везде - в Кремле, Центральном банке, "Рособоронэкспорте", ФСБ, прокуратуре и милиции", и даже в Православной церкви, в которую он, по его собственному признанию, вхож.

Он твердо уверен, что "идеи национал-социализма в России восторжествуют", так как для этого есть "благоприятная почва". Он сравнивает ситуацию в стране с ситуацией в Веймарской республике - предшественнице гитлеровской Германии. Впрочем, утверждает Дмитрий Демушкин, "все больше молодежи начинает хорошо относиться к Гитлеру". События вроде тех, что произошли в Кондопоге, "будут повторяться, это совершенно точно. Многие группы работают над этим". И добавляет: "Старт дали мы. Улица на нашей стороне. Власти придется принять наши идеи или уйти".

Не странно ли, что идеи национал-социализма получают развитие в стране, понесшей самые тяжелые потери - 27 миллионов погибших - в борьбе против нацизма? "Многие не воспринимают эти идеи как нацистские, и потом, по мнению многих других, Гитлер не сделал ничего плохого, не считая нападения на СССР", - поясняет Александр Верховский, сотрудник НПО "Сова", специализирующейся на изучении феномена ксенофобии, набирающей силу.

Что касается увлечения нацистской символикой, то "оно возникло не вчера", отмечает он. В конце 70-х годов все россияне не отрываясь смотрели телесериал "Семнадцать мгновений весны". Фильм рассказывал о подвигах советского шпиона Штирлица, проникшего во время войны в стан нацистов. Эсэсовская форма была Штирлицу настолько к лицу, что ею стали по-настоящему увлекаться. "В школьном дворе все мальчишки играли в Штирлица и здоровались друг с другом нацистским приветствием", - вспоминает Александр.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru