Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 декабря 2003 г.

Осман Хейва | Al-Sharq Al-Awsat

Арест Саддама спас его от участи скитальца

Позорный, унизительный арест Саддама Хусейна спас его от участи скитальца, вынужденного прятаться в норах и передвигаться на старых такси. Что касается тысяч его жертв, то для них арест Саддама стал избавлением от необходимости в страхе молчать: они вышли на улицы Ирака, чтобы отметить это радостное событие.

Мои иракские друзья, пользующиеся услугами интернета, даже прислали мне письма, в которых пожелали "счастливого дня ареста" - подобно тому, как на Западе люди желают друг другу "счастливого Рождества".

Одновременно активизировались и сторонники Саддама: они громко выразили свое возмущение этим событием и также вышли на улицы, вступая в стычки с иракскими полицейскими.

Однако и те и другие прекрасно понимают: в жизни страны открылась новая страница. Вот он, Саддам, абсолютный диктатор, стоит словно голый перед всем миром. Никогда больше он не сможет истязать своих противников, никогда не поведет горстку своих приверженцев на поиски новой "славы". И кто бы к какому лагерю ни принадлежал, истина теперь понятна всем.

Некоторые иностранные наблюдатели и журналисты сомневаются в том, что арест Саддама будет иметь серьезное значение, что он приведет к ослаблению иракской террористической кампании, развязанной против американских войск и всех сторонников нового Ирака. Однако эти сомнения не имеет под собой серьезной почвы.

Роль Саддама в этом сопротивлении была одновременно и символической, и практической. Его арест приведет к угасанию сопротивления, хотя люди и не почувствуют этого в одночасье. Возможно, мятежники сразу не сложат оружия: когда змее отрубают голосу, ее тело какое-то время еще продолжает извиваться. Пока Саддам сидит под арестом, но скоро он предстанет перед судом, и его сторонники поймут, что голова уже отрублена.

После долгих лет пребывания в эмиграции я уже несколько месяцев живу в родном Ираке. Сначала я работал в курдской службе британского радио, потом принял участие в создании новых СМИ в Багдаде в сотрудничестве с молодым поколением свободолюбивых иракских журналистов.

В такой стране, как Ирак, к информации всегда относились с подозрением, и неудивительно, что политические дебаты обрастают слухами и "теориями заговоров".

Однако поимка Саддама заставит замолчать тех, кто утверждал, будто американцы нарочно оставляют Саддама на свободе, чтобы оправдать свое присутствие в Ираке. Замолчат и те, кто говорил, будто арестованный - всего лишь один из двойников Саддама или... его родная сестра, одетая в мужское платье.

Этим людям придется посмотреть правде в глаза, когда начнется долгий открытый процесс. Многие молодые иракцы из числа жителей "суннитского треугольника" почти ничего - или даже вообще ничего - не знают о преступлении геноцида, учиненного Саддамом в отношении курдов, о зверской расправе над шиитскими повстанцами в 1991 году.

Недавно один из иракских журналистов рассказал мне об инциденте, произошедшем у Багдадском университете. Группа студентов смеялась над фотографией арестованного Саддама. К ним подошел другой студент, который достал спрятанное ружье и сказал им, что, если они не прекратят смеяться, он всех их перестреляет.

Этот парень, угрожавший своим товарищам, всю жизнь прожил в Багдаде. Почти все это время он получал информацию только из официальных источников. И до тех пор, пока Саддам не предстанет перед справедливым судом, люди, подобные этому студенту, не поверят, что Саддам действительно несет ответственность за массовые истребления иракцев и другие военные преступления.

Но когда нынешние сторонники Саддама увидят, сколь велики преступления человека, которого они сейчас защищают, они спросят себя, за какое дело они сражаются.

До падения статуи Саддама на площади Фирдаус 9 апреля иракцы смотрели на свою страну как на личную вотчину Саддама. Они не чувствовали, что это их родина, не ощущали себя частью этой страны. Тем более не считали они сынами Ирака нас, жителей северных курдских районов и шиитского юга.

Однако вскоре после падения статуи иракцы почувствовали, что страна вернулась к ним. Разочарование наступило тогда, когда войска союзников потерпели неудачу в попытке остановить ухудшение ситуации, при том, что США продолжали настаивать на сохранении за собой полного военного контроля над страной.

Поэтому иракцы устранились от решительной борьбы с повстанцами, которые хотели то ли изгнать американцев и вернуть к власти Саддама Хусейна, то ли навязать стране еще худшую альтернативу в виде теократического режима.

В результате освободители превратились в оккупантов, для которых все иракцы составляют единое целое - будь они жертвами его режима или его активнейшими сторонниками. Многие иракцы почувствовали, что их страна превратилась в поле битвы между американцами и повстанцами, а они сами - в пассивных свидетелей, никак не участвующих в строительстве "нового Ирака".

Сторонники Саддама были живым нервом и становым хребтом сопротивления. Это были сотрудники саддамовской полиции и спецслужб, прошедших хорошую подготовку, отлично знавшие местность и инфрастуктуру крупных городов, особенно в центральной части страны.

Имея большие деньги и действуя из безопасных укрытий в зоне "суннитского треугольника", они сумели воспользоваться услугами недовольных иракцев, безработных. Они стали платить этим людям за совершение нападений на американские войска.

Уже замечена определенная закономерность: как только в том или ином регионе появляется кто-то из бывших баасистских бонз, число нападений на американские военные и гражданские объекты начинает расти.

Одновременно баасисты оказывали услуги разведывательного характера исламистским боевикам, устраивавшим самоубийственные теракты. Саддам, остававшийся на свободе, служил символом американского бессилия.

А те, кто пострадал от него, до сих пор избегали сотрудничества с новой властью, созданной под эгидой США, из опасения, что диктатору удастся вернуться. Хуже того, они все больше теряли веру в американскую мощь, что только усиливало их страх.

В том, что такой страх существует, я убедился в первую неделю декабря, когда посетил Ассоциацию за свободу узников тюрем в западной части Багдада. В здании этой неправительственной организации находилось огромное количество папок с делами тех, кто был арестован и замучен режимом.

У здания стояла большая очередь людей - в основном женщин в черных платьях. Они хотели получить сведения о судьбе своих пропавших родных и близких. Одна из этих женщин искала следы двух своих сыновей, пропавших без вести еще в 80-е годы. Но, узнав, что я журналист, женщины отказались говорить со мной, опасаясь мести со стороны прежнего режима.

Арест Саддама Хусейна оправдывает американскую оккупацию и дает запуганным людям надежду, что они смогут принять участие в строительстве нового - свободного, безопасного и демократического Ирака. Необходимо, чтобы США воспользовались этим шансом.

Поимка Саддама нанесла решающий удар по его сторонникам, которые в действительности не столько поддерживают самого Саддама Хусейна, сколько являются арабами-суннитами, опасающимися, что шиитское большинство перехватит у них власть.

Те, кто поддерживал Саддама Хусейна и верил в возможность его возвращения, чувствуют, что остались в одиночестве. За что им сражаться, если он больше не вернется? Им придется перенести свою активность в политическую сферу и сесть за стол переговоров с другими иракцами.

Именно это даст возможность суннитским баасистам принять участие в политическом процессе и способствовать урегулированию вместо того, чтобы тормозить его. На севере Ирака, в Курдистане, такое примирение между сторонниками и противниками Саддама за 12 лет автономии под протекторатом США уже состоялось на деле.

Источник: Al-Sharq Al-Awsat


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru