Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 декабря 2006 г.

Элеонор Сюльсер | Le Temps

"Смерть Александра Литвиненко была спланирована в России"

Бывший сотрудник КГБ жил в Женеве, где он занимался бизнесом, прежде чем перебраться в соседнюю Францию. Евгений Лимарев, информатор Марио Скарамеллы, изложил Temps свою версию произошедшего

С тех пор как имя Евгения Лимарева стало известно в связи с делом Литвиненко, этот русский, который обосновался в соседней Франции после проживания в Швейцарии, пребывает в постоянном волнении. Одна британская газета написала, что он исчез. Через Марио Скарамеллу он передавал документы Александру Литвиненко в день его отравления. В конце концов, ему пришлось объявить, что он находился под защитой французских властей. Этот человек в советские времена работал в КГБ и потом в качестве консультанта предоставлял информацию итальянской парламентской комиссии во главе с сенатором Паоло Гуццанти, которая занималась расследованием деятельности КГБ на территории Италии. Лимарев предлагает свою версию дела Литвиненко.

- Чего вы боитесь сегодня?

- Я боюсь трех вещей. С одной стороны, поскольку я вижу, что произошло с Александром Литвиненко, я боюсь, что со мной может произойти то же самое. С другой стороны, с тех пор, как мое имя появилось в СМИ в рамках этого дела, может объявиться какой-нибудь псих. Наконец, я ощущаю некоторую угрозу с итальянской стороны, поскольку Марио Скарамелла оказался очень загадочной личностью.

- Вы обращались к французским властям за помощью с просьбой об особой охране?

- Я не просил их о помощи, это слухи, но я должен сказать, что надеюсь на то, что меня охраняют. С тех пор, как мое имя было произнесено в связи с этим делом, на меня напали в ноябре в Италии, когда я находился в Риме. Потом я заметил, что была предпринята попытка проникнуть в мой дом во Франции. Потом, в начале прошлой недели, я получил послание с угрозами. В трех случаях я обращался с жалобами. Я легально живу во Франции и уважаю законы этой страны. И если мне будет страшно, то думаю, я имею право обратиться в жандармерию.

- Прежде чем обосноваться во Франции, вы работали на КГБ, а потом жили в Женеве?

- Да, это так. Я работал на них с 1988 по 1991 год, во времена СССР. Затем, в 1993 году, я совершено легально переехал вместе с семьей в Женеву, там я создал свой бизнес и работал в Швейцарии и России. Я регулярно приезжал в Москву. Так продолжалось до 1999 года. В тот год русские хотели завладеть моим бизнесом. Там мне стали говорить, что меня разыскивает Интерпол. Меня обвинили в финансировании компартии и т.д. - и это при том что я никогда не нарушал законов. В России мне также угрожали физической расправой, и поэтому мне пришлось оставить занятия бизнесом. Я никогда больше не возвращался в Россию и окончательно обосновался во Франции, опять-таки на законных основаниях, в качестве консультанта. Видите ли, я все потерял. Все очень просто.

- А как ваше имя попало в это дело?

- Это сенатор Паоло Гуццанти упомянул мое имя как один из основных источников, от которых парламентская комиссия получала сведения, и как автора электронного послания, которое 1 ноября Марио Скарамелла передал Александру Литвиненко. В этом послании просто говорилось о том, что господа Скарамелла и Гуццанти могут оказаться под прицелом, принимая их тесное сотрудничество с Александром Литвиненко и Борисом Березовским. Вам известно, что Бориса Березовского всегда считали антироссийским активистом, и поэтому он является потенциальной мишенью.

- Говорилось также о списке людей, которых должны устранить, в котором фигурировали также журналистка Анна Политковская и Александр Литвиненко?

- Распространено много слухов о многочисленных списках. Но я не видел ни одного, который можно было бы считать правдоподобным, кроме того, ничто не указывает на то, что подобный список реально существует. Безусловно, он может существовать, но я его не видел.

- С Марио Скарамеллой вас свел Александр Литвиненко?

- Да, я встретился с ним в конце 2003 года в Турине, если мне не изменяет память. И именно он попросил меня встретиться с господином Скарамеллой.

- Что вы думаете об использовании полония-210?

- Это ужасно, что люди могут иметь доступ к веществам такого рода. Это самое худшее, что можно экспортировать на Запад. Я абсолютно уверен, что полоний привезли из России.

- Какова ваша версия убийства Александра Литвиненко?

- Я думаю, что это политика и что это убийство было задумано и спланировано в России. При этом я не думаю, что приказ об устранении Литвиненко отдал Владимир Путин. Я думаю, что преступление было организовано и совершено мафиозными кланами.

- Если Скотланд-Ярд захочет с вами поговорить, он обратится за разрешением к французским властям?

- Я уже сообщил французским властям все, что они хотели узнать. Если мне позвонят из Скотланд-Ярда, я им отвечу в том же ключе. Если со мной захотят поговорить люди из ЦРУ или австралийская полиция, я пойду на контакт с ними только законным путем.

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru