Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 февраля 2005 г.

Ариэль Коэн | The Washington Times

Путин в Братиславе

Саммит президента Буша с Владимиром Путиным в Братиславе в четверг 24 февраля станет самой сложной из всех их встреч. Через год после того, как Путин одержал безусловную победу в президентских выборах, оставшись на второй срок, его проблемы внутри России и за ее пределами растут как снежный ком, а его аура непобедимости, почти сверхчеловеческой, быстро тает. Это не означает, что к Путину можно отнестись с пренебрежением или сбросить его со счетов: он все еще контролирует ситуацию.

Встреча с ключевыми представителями Кремля в Москве показала, что администрация Путина стоит перед угрозой кризиса доверия. 9 февраля в думе состоялось голосование по поводу выражения недоверия кабинету премьер-министра России Михаила Фрадкова. Кабинет министров выжил, однако истинная мишень упреков, обрушившихся на премьер-министра со стороны националистов и левых оппозиционеров, представляющих властную элиту, - это, без сомнения, сам Путин.

Московские политики обеспокоены ощутимым отсутствием у направления во внутренней и внешней политике страны. Как следствие, переход власти в 2008 году к ставленнику Путина перестал быть данностью. Равно как и конституционно-законодательные изменения, которые гарантировали бы Путину место премьер-министра после двух президентских сроков, причем с расширенными полномочиями - такими, как контроль над сферой обороны, безопасности и судебной системы.

Политический недуг России наметился, несмотря на высокие цены на нефть и стабильный рост ВВП, примерно на 7%. Как бы то ни было, падение рейтинга Путина на 20% заставляет задуматься о том, как быстро может ухудшиться ситуация, если упадут цены на нефть.

Стагнация и неопределенность проявляются во многих сферах, в том числе это выражается в том, что не удалось добиться уровня экономического роста, необходимого для осуществления сформулированной Путиным цели удвоения ВВП к 2010 году. Политическая элита воспринимает это как провал важной государственной задачи. Падение уровня уверенности вкладчиков в прошлом году в четыре раза увеличило утечку капитала.

Государственная власть монополизирована небольшой группой соратников Путина, в основном из питерской службы безопасности и мэрии. Представители этой группы контролируют государственные компании, судебную систему, даже частный бизнес. Если им покажется, что Путин слишком слаб, они могут попытаться его убрать. Однако, этот тотальный контроль повышает ставки для антипутинской коалиции в будущем и увеличивает поводы для ослабления или прекращения власти питерской группировки - путем ли народного голосования или другими способами, если такая необходимость возникнет.

В Москве широко распространено мнение, что нынешний премьер-министр Фрадков и его кабинет провалились. Самым последним промахом была социальная реформа по замене льгот для пенсионеров денежными выплатами.

Недостаточно продуманная и плохо проведенная, эта реформа привела к самым масштабным народным протестам с момента прихода Путина к власти в 1999 году.

На носу реформа ЖКХ, которая может еще больше пошатнуть авторитет режима. Попытки Путина успокоить протесты, откупившись от офицеров, военных в отставке и студентов, одновременно укрепив бюджет ФСБ, создают впечатление слабости и нерешительности.

Протекционизм и экономический национализм процветают. Недавно министр природных ресурсов объявил, что нероссийские компании не смогут иметь доступа к природным ресурсам России, таким, как нефть, золото и другие минералы. Этот подход позволит российским компаниям со связями в министерстве или в Кремле успешно претендовать на прибыльные лицензии, в то время как иностранцам в этом отказано. Россия уже потеряла миллиарды долларов инвестиций из-за дела ЮКОСа. Советник Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов открыто назвал сделку по продаже основного нефтедобывающего актива ЮКОСа "Юганскнефтегаз" "аферой года", а министр экономического развития Герман Греф призвал вернуть "Юганск" ЮКОСу.

Россия потерпела политическое фиаско на многих фронтах. Частные, корпоративные, бюрократические интересы одерживают верх над государственными соображениями, как это было в начале ХХ века при Николае II. Политики пользуются при принятии решений старыми советскими шаблонами или даже схемами своих еще более ранних предшественников, правивших при царизме.

Так, Россия занимает противоположную США позицию в связи с ядерным разоружением Ирана не из-за Ирана, а потому, что это "загоняет Россию в угол" , как сказал один из высокопоставленных российских законодателей. Он сказал, что американская односторонняя стратегия, базирующаяся на военном превосходстве, неприемлема не только для России, но и для Китая, Франции и Германии.

Эпоха, когда США с легкостью влияли на Россию, прошли, и советы Вашингтона там больше не приветствуются - если когда-либо вообще было иначе. Однако политика взаимных уступок - это по-прежнему наилучший дипломатический инструмент. Как говорят представители России, многие пункты в двусторонней программе могут быть темой для обсуждения.

Среди интересов США в России - сотрудничество в области приостановления иранской ядерной программы, нераспространение ядерного оружия, международная война с терроризмом, членство России в ВТО и двустороннее энергетическое и экономическое сотрудничество. Президент Буш должен установить стабильные рабочие отношения с Путиным, одновременно оказывая поддержку демократическим силам, открытому рынку и гражданскому обществу. Достигнуть такого равновесия нелегко.

США следовало бы попросить Москву оказать поддержку в нейтрализации иранской ядерной программы, потому что это угрожает России. Вашингтон должен добиться сотрудничества со стороны России на территории бывшего СССР, в том числе - выведения войск и завершения "замороженных конфликтов" в Молдавии, Грузии и Абхазии, а также в Нагорном Карабахе. Америка должна поставить в качестве условия для вступления России в ВТО расформирование государственных монополий и отказ от закрытости и протекционизма в экономике.

Наконец, Вашингтон должен высказаться за демократизацию СМИ и способствовать появлению в России частных, негосударственных телевизионных каналов. Буш должен пояснить, что США не хотят расчленения России и полностью осознают ее целостность от Калининграда на западе до Дагестана на юге.

В Братиславе президент Буш должен сделать упор на вопросы безопасности, такие, как нераспространение оружия и разоружение Ирана. Лекции на тему демократии могут оказаться неэффективными, кнуты и пряники срабатывают лучше.

России грозит политическая нестабильность, растущая по мере того, как во властной элите назревает борьба за место в предвыборном периоде 2007-2008 годов. США не следует выбирать фаворитов, а нужно поддерживать открытость, демократию и деловое сотрудничество, одновременно защищая интересы собственной безопасности и экономические интересы в России и Евразии.

Эриел Коэн - специалист по России и Евразии из Heritage Foundation и автор книги "Равновесие Евразии".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru