Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
22 января 2004 г.

Франческа Сфорца | La Stampa

Три державы подтвердили факт проведения тайной встречи

Встреча, прошедшая в понедельник вечером в сельской резиденции Джэка Стро в Кенте, в которой приняли участие министры иностранных дел Германии, Франции и Великобритании, должна была быть тайной. Но вчера Financial Times опубликовала сообщение об этой встрече, и заинтересованным ведомствам оставалось лишь подтвердить: "Да, такая встреча состоялась".

В кулуарах всей остальной Европы, которая не была приглашена в Кент и которая не получит приглашения в Берлин 18 февраля этого года, звучит вопрос, удивленный и обеспокоенный: "Директивный орган уже стал реальностью?"

В министерстве иностранных дел Германии пытаются не оскорблять чувства других европейских партнеров и говорят, что встреча в Кенте не была "подготовительной" к предстоящей берлинской встрече. "Это два разных мероприятия. И темы совершенно разные", - говорит одна из представительниц германского МИД. В Берлине будут обсуждаться экономические вопросы и Европейская конституция.

Отношения между Францией и Германией, с одной стороны, и Великобританией - с другой, нельзя назвать блестящими: сначала разногласия по Ираку, затем прохладная позиция, занятая англичанами по вопросу о голосовании, вынудили французов и немцев привести в действие стратегию сближения. Лондон не отступил, поскольку одиночество в Европе не нравится даже британцам.

И миссия в Тегеране в октябре прошлого года, целью которой был поиск мирного решения по ядерной программе Ирана, после длительного периода предоставила первую возможность Германии, Франции и Великобритании вместе провести переговоры. Эта миссия оказалась успешной, и с тех пор три страны обещали видеться чаще.

Совершенно логично, таким образом, что встреча, состоявшаяся в понедельник, была посвящена Ирану, поскольку переговоры с Тегераном еще не закончены. С политической точки зрения она позволила трем странам обменяться мнениями и способствовала их дальнейшему сближению.

Сожаление вызывает тот факт, что Италия с самого начала не принимала участия в переговорах с Тегераном. Хотя в 1997 году, когда кабинет министров возглавлял Дини, Италия стала первой европейской страной, восстановившей отношения с Хатами, когда тот еще не был президентом. Италия пошла против мнения Соединенных Штатов и той же Германии, которые были убеждены в том, что Хатами финансирует террористов и не может быть другом Запада.

Вернемся к сегодняшнему дню, если Италия была исключена из состава участников саммита в Кенте по той причине, что не участвовала в уже начатых переговорах, то несостоявшееся приглашение в Берлин является следствием провала переговоров по конституции на последнем саммите в Брюсселе.

Справедливо предположить, что министр иностранных дел Фраттини уже выразил свое недоумение британскому коллеге Джэку Стро. Но не секрет, что провал саммита в Брюсселе уже имел естественное продолжение, иными словами появилась Европа с двумя скоростями. Каждая страна на этом этапе должна решить, какой стратегии придерживаться и какое место занять. Франция и Германия уже приняли решение. Италия еще нет.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru