Архив
Поиск
Press digest
23 августа 2019 г.
22 июля 2019 г.

Себастьян Гобер и Люсьен Жак | Libération

Украина: разлученные семьи "с непримиримыми убеждениями"

"(...) Нет ни одной русской семьи, у которой нет украинского двоюродного брата, нет ни одной украинской семьи, у которой нет родственника в Москве. (...) На примере истории двух таких русско-украинских семей в уменьшенном виде можно проследить за отношениями между их странами, сопровождаемыми недопониманием, разочарованием и гневом", - пишут журналисты французской газеты Liberation Себастьян Гобер и Люсьен Жак.

"Мы были очень близки с моей родней из России. Я очень опечалена, что потеряла с ними связь. Но ситуация была слишком сложной для всех нас. Мы решили соблюдать некую дистанцию, чтобы не говорить о темах, из-за которых мы будем злиться друг на друга". Вся семья 27-летней Софии Николиной родом из западной Украины. Ее тетя Елена переехала в Москву до распада Советского Союза в 1980-х годах (...). "Когда я обнаружила, что одна из моих московских двоюродных сестер поехала в Крым после аннексии, вопреки украинским законам, я попыталась с ней это обсудить. И поняла, что мы говорим на разных языках".

"(...) Молодая женщина, будучи журналисткой радио "Свобода" в Киеве, стала приоритетным свидетелем дезинформационной войны со стороны России, которая изобличала несостоятельность Украины, оказавшейся в руках фашистской хунты после свержения старого режима в 2014 году. София выступает за тотальный разрыв между двумя странами. В целях "защиты", а также для утверждения независимой Украины. Однако данный конфликт не следует рассматривать как "войну между народами", - передают авторы статьи.

София не держит зла на русских. "Если им хочется поддерживать Путина, это их выбор, лишь бы они не поддерживали агрессию против моей страны". Именно кремлевская пропагандистская машина разрушает личные отношения. "Мои родственники считают, что их могут избить на улице, если они заговорят по-русски или будут ездить на машине с российскими номерами", - говорит София.

"Анализ 25-летнего Никиты Григорова, пострадавшего от войны, совсем иной. Он родом из Донецка, бастиона сепаратистских территорий, и весной 2014 года в его адрес звучали угрозы за "проукраинские взгляды". Вместе со своей семьей он бежал в Киев. Его дядя Юрий переехал в Москву. Связи были сведены к минимуму из-за "непримиримых убеждений", - указывает Libération.

"(...) Украина - это страна-жертва истории, объект для империалистов других держав. Теперь мы намечаем наш собственный путь, который отличается от пути России. Украина стала более сплоченной, чем когда-либо прежде, и это благодаря Владимиру Путину. К сожалению, это сопровождается таким большим страданием". Однажды, уверяет Никита, украинцы установят диалог с Россией "на равных".

"И чем скорее, тем лучше", - говорит София Николина. (...) Но примирение не может наступить "ни при каких условиях". Россияне должны признать Украину независимым государством, а не "Малороссией". "В будущем мы можем и должны договариваться, - заключает София. - Но надо перестать думать, что мы два братских народа. Мы больше не братья".

"Елена, тетя Софии, живет в Москве уже сорок лет, но регулярно возвращается в родную деревню в Ровенской области. (...) В конфликте между двумя странами она считает себя объективной и готова зачесть ничейный результат между российскими и украинскими СМИ и политиками, - говорится в статье. "Я почти никогда не смотрю телевизор, особенно новостные каналы. Российское телевидение лжет. Украинское телевидение тоже". Она делает паузу и смеется. "Они просто лгут по-разному". Тем не менее, Елена возлагала большие надежды на революцию Евромайдана 2014 года: "Мы надеялись, что все будет хорошо, что коррупция прекратится, что власть изменится. Потом, когда Россия взяла Крым, я не знала, что и думать. Вокруг меня россияне безумствовали от радости... мне же это не очень нравилось. У россиян свое видение событий на Украине, которое имеет мало общего с реальностью. Они везде видят фашистов".

"(...) Юрий, дядя Никиты, не в силах сдержать гнев. (...) Он датирует начало семейной ссоры первыми признаками сближения Европы и Украины в 2012 году, задолго до Майдана и войны на Донбассе. "Я сказал, что мы не имеем ничего общего с Европой, - объясняет он сегодня. - Что Украина должна поддерживать тесные экономические связи с Россией. Когда украинские танки вошли в Славянск в 2014 году, когда погибли первые мирные жители... С тех пор наши споры усилились. Больше не было никаких точек соприкосновения".

"Он не видел своего брата и племянника Никиту в течение пяти лет. Он также не может навестить свою мать: российский вид на жительство, который он получил, блокирует доступ на украинскую территорию. Тем не менее, он был бы готов, если бы мог, возобновить диалог со своей потерянной семьей, - отмечают журналисты. "Я не хочу сеять дополнительный раздор. Я не испытываю к ним ненависти, - успокаивается он под конец. - Когда встает вопрос о семье, то все средства хороши, лишь бы собрать ее по кусочкам".

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru