Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
22 июня 2006 г.

Михаэль Людвиг | Frankfurter Allgemeine

Уличные бои в Москве

О том, как жители поселка сопротивляются принудительному выселению. "Мы любим Путина"

На развилке главной улицы в новом районе Москвы под названием Южное Бутово, что на южной окраине столицы, огромный рекламный щит обещает рай. В виду имеется ночной клуб. Но за жилыми пятнадцати- и даже двадцатиэтажными башнями простирается то, что когда-то на самом деле было маленьким раем - мирное пристанище маленьких людей, зеленое, с тенистыми деревьями, палисадниками и маленькими деревянными домами. Эта сельская идиллия со всех сторон уже окружена многоэтажной застройкой, а теперь ей предстоит вообще исчезнуть. Но в Южном Бутово живут решительные люди, и их выселение, а также снос их домов, которого добиваются московские власти, вызвало в столице политическую бурю.

Москва переживает экономический подъем, она втягивает в себя все больше людей и расползается по швам. В городе жилищный кризис. Поэтому молох уже давно надвигается не только на Южное Бутово, но и на многие другие зеленые уголки Москвы, на сохранившиеся кое-где традиционные поселения. Цены на квартиры в быстро возводимых высотках стремительно растут. Например, в юго-западном районе Москвы цена за квадратный метр увеличилась с 650 долларов в 2002 году до 1200 и больше. Каждый год цены на квартиры в Москве вырастают в среднем на 20-25%. Данный бизнес приносит огромную прибыль.

Люди в Южном Бутово знают, что земля, на которой стоят их домишки, все дорожает. Но у них на руках нет свидетельства о праве собственности на землю. Это наследие советских времен, и ситуацию в принципе изменить можно, но сделать это в Москве очень трудно. Поэтому для московских властей отчуждение собственности, принудительное выселение и переселение жильцов - простой способ заполучить место под новую застройку. Однако удовлетвориться маленькими квартирами в одной из бетонных башен, которые предлагались жителям Южного Бутово взамен их домов, они не захотели.

Люди из "деревянного квартала" Южного Бутово, который между тем в некоторых местах отделен от бетонных башен только узкой полоской асфальта, отважились оказать сопротивление властям, судебным приставам, бульдозерам и ОМОНу, одиозному подразделению милиции. Они не хотят никуда переезжать. Один из деревянных домов по улице Богучарской, в котором живет семья Прокофьевых, в последние дни приобрел всеобщую известность. Вся Москва наблюдает, как развивается конфликт этой семьи с властью, ведь в том же положении могут оказаться многие москвичи: в течение ближайших лет, как постановила московская администрация, с городской земли должны исчезнуть 20 таких деревень. Поэтому многие сочувствуют жителям Южного Бутово. Но некоторые, похоже, пытаются извлечь из этого конфликта политические дивиденды.

Во вторник вечером по всем телеканалам, даже по тем, которые обычно не отличаются гражданской смелостью, прошла информация о сопротивлении жителей Южного Бутово. Они показали, как в понедельник бульдозеры пошли на хилую баррикаду, которая должна была преградить путь к дому Прокофьевых, они показали людей, которые, пытаясь предотвратить принудительное выселение, выстроились цепью против омоновцев и машин. Силовые действия властей стали сенсацией еще до того, как телевидение сделало широкую публику соучастником всего происходящего. Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин раскритиковал силовую акцию как неоправданную и негуманную. На месте событий появились и отдельные представители Общественной палаты, созданной президентом Путиным, и тоже выступили против силовых действий власти, потребовав возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц. Депутат Московской городской думы, который когда-то баллотировался на пост мэра Москвы, прибыл на сверкающем служебном автомобиле и принялся возмущаться правительством города во главе с мэром Юрием Лужковым. Во всем виновата коррупция, говорил он. Все имущество семьи Прокофьевых к тому времени уже находилось в ближайшей бетонной башне, в новой малогабаритной однокомнатной квартире, которая была предложена матери и сыну в обмен на маленький деревянный дом. Поэтому соседи Прокофьевых, которым угрожает та же судьба, решили дежурить и ночью, чтобы предотвратить снос своих домов.

В среду утром герои Южного Бутово кажутся уставшими, но довольными. Огласка помогла им. Самое главное, больше никто не говорит о принудительном выселении, дело должно снова вернуться в суд. Государственную власть представляет лишь один милиционер, который, скучая, курит у дверей пустого дома. На его фасаде висят транспаранты, сделанные из упаковочной бумаги. "Это наша страна" и "Сила не аргумент" - написано на них. В саду, или в том, что осталось от него после нашествия ОМОНа, еще дотлевает костер, у которого ночью грелись люди.

Жители Южного Бутово считают предложенные им квартиры слишком маленькими, но речь идет не только о деньгах. Виталий, один из соседей, который круглые сутки на страже, говорит: "Мы не хотим переселяться в высотные дома. Люди там умирают на десять лет раньше, чем в поселках вроде нашего". Соседи с мрачными лицами согласно кивают головой. За ними, на боковой стене дома, висят портреты президента Путина. Стена похожа на светский иконостас. Владимир Жирнов, у которого хорошо подвешен язык, один из предводителей протестующих, говорит: "Люди верят в Путина, они ему доверяют и любят его. Они знают, что только Путин остановил произвол, создав Общественную палату, чтобы контролировать органы власти". Он обрушивается на мэра Лужкова и говорит, что тот должен уйти в отставку. Лужков, которого сильно критиковали средства массовой информации из-за применения властью силы - близкие правительству "Известия" даже вышли в среду под шапкой "Произвол в Южном Бутово," - взбешенный, объявился во второй половине дня из далекого Бишкека. Жители Южного Бутово просто хотят нажиться на ситуации, а некоторые члены Общественной палаты - сделать себе имя, сказал он.

Конфликт в Южном Бутово, похоже, грозит вылиться в политическую распрю, в которой объектом атаки является Лужков, не всегда выступающий на стороне Путина. Анатолий Кучерена из Общественной палаты вчера во второй половине дня подлил масла в огонь. Он собирается доказать, что московские власти прибегали к недозволенным методам. Еще он сказал, что в Южном Бутово стали появляться провокаторы, которые распространяли слухи о якобы готовящемся в поселке теракте. Это для России не новость. Это похоже на недавнее замечание по поводу российских методов решения проблемы, говорил он. "За что мы ни беремся - у нас НКВД получается". Эти слова принадлежат не какому-то правозащитнику, а президенту Путину.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru