Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 июня 2006 г.

Свен Хансен | Tageszeitung

"Критика должна быть конструктивной"

В Китае экологи-активисты подвергают свою жизнь опасности, утверждает Ло Цзе Пин из китайского отделения Greenpeace. Их поле деятельности - проблемы местного характера. Невозможно даже представить себе публичную демонстрацию против правительства в Пекине

- Господин Ло, недавно крестьянин Фу Сянцай был избит неизвестными после того, как в интервью телеканалу ARD подверг критике мизерную компенсацию, которая была выплачена жителям, переселенным из-за строительства плотины "Три ущелья". Насколько опасна жизнь эколога-активиста в Китае?

- В Китае много смелых активистов экологического движения, которые идут на риск, лишь бы быть услышанными. Активисты на юго-западе ведут борьбу с плотинами в провинции Юньнань. Они привлекли внимание СМИ, и им удалось убедить премьер-министра наложить мораторий на строительство и подвергнуть контролю экологические последствия хозяйственной деятельности предприятий. Некоторая свобода действий есть.

- Против каких форм протеста власти ничего не предпринимают?

- Я бы не стал говорить о протестах. Речь идет о коммуникации с властями и СМИ.

- Это значит, что критика должна быть конструктивной?

- Да. Поскольку решение по проектам принимает правительство, все зависит от того, изменится ли взгляд на проблему именно правительственных чиновников. А этого можно добиться только в результате публичных дебатов, с помощью организации семинаров и через сообщения в СМИ, где может быть представлена альтернативная точка зрения. Проблемы существуют скорее на местном уровне, где чиновники зачастую ставят личную выгоду выше общественных интересов или вовсе взяточники.

- Существуют ли какие-то запреты?

- Нереально организовать демонстрацию в знак протеста против политики правительства. С другой стороны, стало возможным с помощью пострадавших собрать данные, написать доклад и представить его в СМИ, сопроводив указанием на то, как можно улучшить ситуацию. СМИ могут сообщать о тех вещах, которые не затрагивают чьих-либо интересов. Поскольку Greenpeace проводит собственные расследования, мы добились за последние 18 месяцев внимания общественности, к примеру, в случае с обнаружением пестицидов в продуктах.

- Раньше активисты боялись репрессий со стороны властей. Как показал случай с Фу, сегодня вы должны опасаться хулиганов.

- Это опасная тенденция. Ни один китайский закон не разрешает избивать людей - тут мы зависим от органов государственной безопасности, которые должны препятствовать такой деятельности гангстеров. Нас охраняют и СМИ.

- Как это сказывается на работе Greenpeace в Китае?

- Иногда наши сотрудники получают угрозы в свой адрес, если мы ведем расследование какого-нибудь экологического преступления. К счастью, никто из нас не был пока избит. В таких странах, как Китай, Индонезия, Бразилия или Папуа Новая Гвинея, экология является одной из центральных проблем. У нас в Китае говорят: революция - это не приглашение на банкет. Речь идет об очень чувствительных экономических и социальных вопросах. Своей деятельностью мы не делаем счастливыми всех людей, а некоторым даже бросаем вызов.

- Какова роль иностранных СМИ, организаций и правительств в деятельности активистов экологического движения в Китае?

- Здесь нельзя сказать что-либо однозначно. Иностранные СМИ осуществляют свою деятельность между двух миров. Они пишут статьи, ориентированные на западных читателей, живущих в демократических странах, при этом разыскивают информацию в Китае. Журналисты хотят выяснить как можно больше. Однако не всегда местные активисты могут рисковать своей безопасностью и рассказывать обо всем. Журналисты должны быть лояльны к своим китайским информаторам так же, как и к своим читателям. Многое зависит от контекста и от каждого конкретного случая.

-В случае с Фу журналисты, по их собственному признанию, осознавали всю степень риска. Поэтому они удостоверились еще раз, хочет ли Фу, чтобы назвали его имя и показали его, и он подтвердил согласие.

- Некоторые люди находятся в отчаянии, и, по их мнению, у них нет другого выбора, как пойти на риск. Фу поступил смело, и журналисты сделали все правильно. Мы не можем все время недооценивать последствия. Риск есть всегда.

- Могут ли активисты в Китае использовать различия в интересах чиновников разного уровня, к примеру правительства в Пекине и администраций провинций или общин?

- Если правительство в Пекине проводит хорошую политику, мы должны помочь ему в продвижении этой политики в регионах. Если закон запрещает вырубку деревьев в реликтовых лесах, этого не должно допускать и местное правительство. А если мы обнаруживаем, что индонезийский концерн APP незаконно вырубает лес в провинции Юньнань, это должно заинтересовать и правительство в Пекине. В этом случае экологам отводится роль охранников.

- Значит ли это, что в Пекине не существует конфликта интересов?

- Тут нельзя обобщать. Министерства окружающей среды, лесного хозяйства или здравоохранения более чутко отзываются на наши просьбы, министерство экономики - хуже.

Ло Цзе Пин, 33 года, родился в Гонконге. Директор по компаниям и работе с общественностью в Greenpeace China с офисом в Пекине. В его отделе работают 50 из 72 сотрудников Greenpeace в Китае. Они работают в трех офисах в Пекине, Гонконге и Гуанчжоу. Свой первый офис в Китае Greenpeace открыла в 1997 году в Гонконге, в 2004 году открылся офис в Пекине.

Источник: Tageszeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru