Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
22 марта 2007 г.

Януш Бугайски | The Wall Street Journal

Дальнее зарубежье России

События, развернувшиеся недавно вокруг энергетических поставок и судьбы Косово, показывают, что набравшаяся смелости Россия намерена оставаться главным вопросом на европейской повестке дня. В своей стратегии по отношению к Евросоюзу Москва придерживается трех основных принципов: нарушать консенсус в ЕС, усиливать влияние в основных европейских государствах и препятствовать дальнейшему расширению НАТО и ЕС.

В программном выступлении на февральской конференции по безопасности в Мюнхене президент Владимир Путин обозначил свои приоритеты: подорвать эффективность международных организаций, мешающих экспансии Москвы, и вернуть России статус мировой державы. Централизованный контроль над растущими доходами от энергетики позволил Кремлю быстрее двигаться к этим целям.

Россия сильно выигрывает от отсутствия у Евросоюза единой политики по отношению к России. Для регулирования отношений между ними существуют формальные механизмы, однако их эффект ограничен, пока страны-участницы не смогут договориться о конкретике. Именно такую неспособность договориться продемонстрировала неудачная попытка возобновить Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией. Особенно бросаются в глаза противоречия между новыми восточноевропейскими членами ЕС и правительствами Франции, Германии и Италии. Первые опасаются возрождения России и потому предпочитают ограничить влияние Кремля, а вторые боятся спровоцировать конфликт с Москвой.

В Париже, Берлине и Риме коммерческий прагматизм перевешивает геостратегические соображения, и это снижает эффективность любых совместных шагов ЕС. Что же касается Москвы, то она наращивает энергетические поставки и деловую экспансию, особенно в стратегически важной инфраструктуре, и тем самым увеличивает политическое влияние в главных европейских столицах. И наоборот, растущая энергетическая зависимость Европы от России мешает дать единый ответ на политику Москвы.

Имеется ряд явных примеров того, как Россия использует раскол в ЕС в свою пользу. Проект о строительстве трубопровода "Северный поток" по дну Балтийского моря, принятый Россией и Германией без одобрения ЕС, хорошо показывает общий подход России. Этот трубопровод служит четырем целям: снизить зависимость России от транзитных стран Центральной Европы, увеличить зависимость Западной Европы от России, спровоцировать споры между Германией и Польшей, дискредитировать Польшу и страны Балтии в Евросоюзе, представив их в образе неисправимых русофобов.

Кремль не только использует расхождения между старыми и новыми государствами союза. Помимо этого, он старается помешать единым политическим действиям со стороны новых членов ЕС. Основными целями России среди бывших советских сателлитов стали Венгрия и Болгария. Опираясь на давние личные связи с чиновниками-социалистами, Кремль развивает трубопроводы и сети розничных продаж в этих странах, чтобы воспрепятствовать энергетической диверсификации Европы.

Как сообщается, социалистическое правительство Венгрии решило поддержать строительство трубопровода "Газпрома" "Голубой поток" через территорию Турции. Он предназначен для поставок каспийского газа в ЕС под контролем России. Если данный проект будет реализован, это может сорвать планы ЕС по строительству трубопровода "Набукко". "Набукко" считается главным способом для борьбы с чрезмерной зависимостью от российского газа. Будапешт соблазнился быстрыми деньгами, когда Москва пообещала сделать Венгрию перевалочным пунктом в транспортировке каспийского газа.

На Балканах Кремль усиливает контроль над энергетической инфраструктурой в Болгарии и Греции, стремясь опутать ЕС новой сетью. В середине марта болгарский и греческий премьер-министры подписали с президентом Путиным соглашение о строительстве нефтепровода Бургас-Александруполис. Российскому консорциуму, в состав которого входит "Газпром", достанется 51% акций проекта, а Болгария и Греция разделят между собой оставшиеся 49%.

Цель - опять же сделать ненужными альтернативные маршруты и поставки и при этом усилить контроль над европейским спросом на энергоносители. Босфор не успевает пропускать танкеры, и поступает множество проектов о поставке нефти в ЕС через Балканы. Кремль поддерживает маршрут через Болгарию и Грецию, поскольку рассчитывает, что София и Афины окажутся в политическом смысле надежнее других балканских столиц.

Приближающееся решение об окончательном статусе Косово дает Москве еще одну возможность обострить противоречия внутри ЕС и на разных берегах Атлантики. В то время как Вашингтон и ряд европейских столиц стремятся изменить неприемлемое положение в Косово, российские власти прилагают усилия к тому, чтобы саботировать наиболее рациональный проект. Они приветствуют нежелание Сербии признавать суверенитет Косово и ставят под вопрос компетенцию спецпредставителя ООН в крае. В то же время Москва обращается к таким странам, как Испания и Словакия, где существует проблема национальных меньшинств, говоря о возможном прецеденте для сепаратистов.

Затягивание Россией косовского вопроса преследует две цели. Во-первых, это позволяет России показать себя одним из важнейших участников событий в горячих точках Европы, хотя она мало занимается обеспечением безопасности, реформ и экономического роста в регионе. Во-вторых, Москва выигрывает от споров между различными странами по поводу Косово. Ведь это также затрудняет выработку на Западе консенсуса в борьбе с устремлениями России на Черном море, Кавказе и в районе Каспийского моря.

Когда Россия извлечет максимум выгоды из затягивания голосования по статусу Косово в Совете Безопасности ООН и наконец признает независимость края, это послужит другой ее стратегической цели. Таким образом Москва укрепит свое влияние в Молдавии, Грузии и на Украине.

Вряд ли Россия признает полную независимость сепаратистских регионов: Приднестровья в Молдавии, а также Абхазии и Южной Осетии в Грузии. Вместо этого она будет использовать эти проблемные точки, чтобы поддерживать нестабильность в Молдавии и Грузии и не пустить их в ЕС и НАТО. Это же позволит подогреть сепаратистские настроения в Крыму, что неизбежно повлечет за собой дальнейшее втягивание Украины в орбиту российского влияния. Пытаясь помешать расширению Европы и трансатлантического сообщества, Москва стремится представить "евроазиатскую" альтернативу демократической форме правления и трансатлантической системе безопасности.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru