Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 ноября 2021 г.

Мари Юре | Le Figaro

Релукинг, пластическая хирургия, имплантация волос: "Погоня за красотой в политике стала обязанностью"

"Внешний вид людей у власти - это козырь или табу? Франсуа Хорман, профессор политологии в Университете Анже, в интервью Le Figaro выражает мнение о том, что эстетический капитал является решающим аргументом".

"(...) В своем ярком эссе "Власть и красота" (издательство PUF Publishing) Франсуа Хорман показывает, как эстетическая прибавочная стоимость играет решающую роль в победе на выборах. "При столкновении с обилием обещаний, - говорит он, - интерпретация тела упрощает выбор".

(...) "Красота правителей - это политически подавленный и маргинализированный с научной точки зрения предмет. Политические деятели, как мужчины, так и женщины, не проявляют или очень мало демонстрируют свою стратегию приукрашивания. С одной стороны, потому что забота о своей внешности противоречит идеалам демократии, основанной на противостоянии идей; с другой стороны, потому что конкуренты и конкурентки основывают свой подход на этике бескорыстия", - отмечает Франсуа Хорман.

"Согласно их речам, они мотивированы самоотверженностью, самоотдачей, бескорыстной целью, которые вступают в противоречие с заботой о себе. Политики не могут признать, что они стали исполнителями перформансов, внося поправки в свои жесты, и что с помощью консультантов по коммуникации они занимаются оптимизацией тела. Сегодня это имеет куда более решающее значение, чем вчера, поскольку мы живем в культуре имиджа, усиленной социальными сетями: погоня за красотой стала обязанностью", - продолжает он.

(...) "У властителя есть не только избиратели, но и подписчики! Внешний вид становится объектом повышенной бдительности. Ничто не функционирует с такой легкостью, как тело политиков: за их одеждой, прическами и кожей тщательно ухаживают. Ничто с такой легкостью не поддается манипулированию, как имидж. Такая политика деталей исследует, взвешивает и оценивает правителей, превращая их в людей, подобных другим. Социальные сети акцентируют внимание на феномене, зародившемся в Соединенных Штатах во время президентства Кеннеди, которое вызвало появление очаровательных лидеров", - указывает эксперт.

(...) "Можно выделить три эпохи. Первая эпоха - господство институционализированной красоты: монарх красив, потому что он у власти. Вольтер расхваливал достоинства Людовика XIV, его "величественную" фигуру, "благородство" его черт. Все искусства были мобилизованы на прославление Короля-Солнца. Вторая эпоха - это эпоха индивидуальной красоты, о которой стало известно с появлением телевидения. Логика обольщения обостряется. Третья эпоха отмечена господством социальных сетей, это время появления красоты, которая прославляется, формируется, но также находится под угрозой. Тела выставляются напоказ: этим летом мы видели, как официальный представитель правительства Габриэль Атталь позировал топлес на Корсике. Но тело оказывается и мишенью: Франсуа Олланд получил прозвище "Зефир Завоеватель". Тело властителя, возведенное в политическую ставку, становится источником как обольщения, так и отвращения", - анализирует Хорман.

(...) "Красота проводит невидимую дискриминацию, наделяя своих обладателей самыми лучшими качествами. Подобный эффект ореола подтверждается англосаксонскими работами: самым красивым даруется презумпция интеллекта, компетентности, честности или психологического равновесия. Появляются важнейшие преимущества для получения доступа к арене: по данным финского исследования, наиболее привлекательные женщины и мужчины пользуются прибавочной стоимостью в размере от 17% до 20% на муниципальных и парламентских выборах. Чем более персонализированы выборы, например, президентские, тем больше влияния оказывает эстетическая переменная", - отмечает собеседник издания.

(...) "Разыгрывание карты обольщения остается опасным для претенденток на власть, которые рискуют прослыть легкомысленными личностями или интриганками, готовыми использовать свои чары для достижения своих целей. Отсюда желание многих женщин скрыть этот параметр. Я имею в виду канцлера Германии Ангелу Меркель, которая демонстрирует нейтральную фигуру, или Мишель Аллио-Мари, которая выбирала брючные костюмы из соображений функциональности, но также и для того, чтобы не вызывать определенного количества мачистских мыслей. Женщина-политик может воплощать материнский аспект ("дама с большим любящим сердцем") или авторитет ("железная леди"), но она должна отогнать призрак сексуального объекта, который давит на воображение. Поэтому может возникнуть соблазн стереть свое тело, прячась за костюмом", - считает политолог

(...) "Ушли в прошлое завсегдатаи банкетов Третьей республики, чья жизнерадостная полнота ассоциировалась с социальным успехом и известностью. Они уступили место продвижению стройных форм! Объем талии политиков сейчас вызывает интерес журналистов, увлекающихся мелкими нарративами, поскольку великие нарративы распадаются. Такое освящение стройного тела сопровождается культом молодости. Доступ к важным функциям включает в себя ряд корректирующих действий: релукинг, имплантация волос, пластическая хирургия...", - поясняет эксперт.

(...) "В 2017 году кандидату в президенты Эммануэлю Макрону отредактировали его официальное фото: слегка приклеенное ухо, слегка покрашенные брови... Его первые три месяца в Елисейском дворце обошлись в 26 тыс. евро на макияж. Сейчас больше не существует эпидермической опасности нанесения макияжа, как это было в XVIII веке, когда вещества были опасны для кожи, но появляются другие опасности: осознать, что политики столько тратят на свой имидж, значит осознать, что они не полностью посвящают себя общим интересам. Это может привести к разрушительному эффекту", - продолжает эксперт.

(...) "Тридцать лет назад никого не интересовали костюмы президентов. Франсуа Миттеран и Жак Ширак одевались в магазине Arnys - тот же поставщик, что и у Франсуа Фийона с его знаменитыми костюмами! Их стоимость никого не волновала. Сегодняшние правители должны избегать любых форм беспорядка в одежде. Вступление Эммануэля Макрона в политику потребовало приведения в соответствие его гардероба. Выбирая семейный магазин (Jonas & Cie) в квартале Сантье в Париже, глава государства показывает, что он не носит костюмы с завышенными ценами и хочет заставить забыть о своей карьере инвестиционного банкира. С тех пор президент стал законодателем министерской элегантности: министр здравоохранения Оливье Веран обслуживается у того же самого портного, присоединяясь к кругу членов правительства, которые красуются в синем, как Макрон. Властитель всегда был промоутером телесного идеала. Людовик XIV ввел моду на красные каблуки в Версале, и все придворные стали их носить", - резюмирует Франсуа Хорман.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru